Глава I ОРУЖИЕ ТЕРРОРА

Глава I

ОРУЖИЕ ТЕРРОРА

1

Осенним днем 1933 г. английский журналист С. Делмер, проживавший в Германии, прогуливался по окраине Берлина Рейникендорфу и случайно забрел на пустырь, где возле нескольких ветхих сараев два человека в замасленных халатах хлопотали около какого-то длинного металлического предмета конусообразной формы. Любознательный репортер заинтересовался происходящим.

Незнакомцы представились: инженеры Рудольф Небель и Вернер фон Браун из немецкого любительского общества ракетостроения. Небель рассказал Делмеру, что они создают суперракету. «В один прекрасный день, — сказал он, — ракеты подобные этой, вытеснят артиллерию и даже бомбардировщиков на свалку истории».

Англичанин не придал значения словам немецкого инженера, счел их пустой фантазией. Он, конечно, тогда не мог знать, что через каких-нибудь 10 лет его соотечественники — политики и разведчики, ученые и военные — будут биться над разгадкой тайны немецкого ракетного оружия, а еще через год сотни таких вот конусообразных сигар обрушатся на Лондон. Не знал английский журналист также и того, что в вооруженных силах Германии уже несколько лет большая группа немецких ученых, конструкторов, инженеров, работала над созданием ракетного оружия для германской армии.

Это началось в 1929 г., когда министр рейхсвера отдал секретный приказ начальнику отдела баллистики и боеприпасов управления вооружения германской армии начать опыты с целью изучить возможности применения ракетного двигателя для военных целей. Приказ этот был одним из звеньев в длинной цепи разного рода тайных мероприятий германских милитаристов, направленных на воссоздание в Германии мощных вооруженных сил.

Уже с начала 20-х годов командование рейхсвера, действуя в обход Версальского договора, который ограничивал вооружение и численность германской армии, начало настойчиво проводить в жизнь обширную программу вооружений. В националистических реваншистских организациях типа «Стальной шлем», «Вервольф», «Орден молодых немцев» и т. п. тайно готовились офицерские кадры для будущего вермахта. Большое внимание уделялось экономической подготовке реваншистской войны, особенно производству оружия. «Для массового вооружения, — писал начальник генерального штаба германской армии генерал фон Сект, — есть только один путь: выбор типа оружия и одновременная подготовка к его массовому производству на случай необходимости. Армия вместе с техническими специалистами в состоянии путем постоянного изучения на экспериментальных базах и учебных полигонах установить наилучший тип вооружения».

Выполняя эту программу, командование рейхсвера действовало в тесном контакте с монополистическими воротилами, для которых участие в тайном перевооружении и особенно в конструировании и производстве новых видов оружия означало получение огромных прибылей.

Чтобы обойти ограничения, установленные Версальским договором, немецкие монополисты вступали в различные альянсы с иностранными фирмами или создавали подставные компании за границей. Так, часть боевых самолетов строилась на заводах Хейнкеля в Швеции и Дании, фирма «Дорнье» производила самолеты в Италии, Швейцарии, Испании. К концу 1929 г. в самой Германии существовало 12 самолетостроительных фирм, 4 фирмы, строившие планеры, 6 авиамоторных, 4 парашютных.

Центральным органом рейхсвера в области оснащения военной техникой стало управление вооружений сухопутных войск. Под его руководством со второй половины 20-х годов развернулось в широких масштабах производство оружия и боевой техники. Особое внимание уделялось разработке и выпуску таких видов вооружения, которые, по взглядам немецкой военщины того времени, должны были играть решающую роль в будущей войне.

Среди высшего германского генералитета в те годы завоевала широкую популярность теория «тотальной войны», разработанная немецкими военными теоретиками еще в 20-е годы. Главные ее положения были изложены в докладе военного эксперта нацистской партии К. Хирла на съезде национал-социалистской партии в 1929 г.

Наиболее характерным обобщением фашистских взглядов на будущую войну явилась книга Людендорфа «Тотальная война», вышедшая в 1935 г. Под «тотальной войной» фашистские теоретики понимали войну всеобъемлющую, в которой допустимы все средства и методы для разгрома и уничтожения противника. Они требовали заблаговременной и полной мобилизации экономических, моральных и военных ресурсов государства. «Политика, — писал Людендорф, — должна служить ведению войны».

В центре внимания была проблема подготовки всего населения страны к активному участию в войне и подчинения всей экономики военным целям.

Существенной особенностью будущей войны считался ее истребительный характер, т. е. борьба не только против вооруженных сил противника, но и против его народа. Фашистский военный журнал «Ди Дойче Фолькскрафт» в 1935 г. писал: «Война будущего является тотальной не только по напряжению всех сил, но и по своим последствиям… Тотальная победа означает полное уничтожение побежденного народа, его полное и окончательное исчезновение со сцены истории».

Чтобы избежать затяжной войны, гибельной для Германии, фашистские теоретики выдвинули также теорию «молниеносной войны», в основе которой лежала идея Шлиффена. Генеральный штаб Германии настойчиво искал пути осуществления идеи быстротечных операций и кампаний на базе использования новейших средств вооруженной борьбы.

Большое влияние на формирование взглядов немецкой военщины оказывали распространенные в военно-научных кругах империалистических государств теории, рассматривавшие подавление морального духа гражданского населения в тылу противника ударами с воздуха в качестве решающего фактора достижения победы. В 1926 г. известный апологет воздушной войны итальянский генерал Дуэ в книге «Господство в воздухе» писал: «Грядущая война будет вестись в основном против безоружного населения городов и против крупных промышленных центров». В меморандуме начальника штаба ВВС Великобритании маршала авиации Тренчарда, представленного высшему командованию и правительству в 1928 г., утверждалось, что моральный эффект от стратегических бомбардировок выше, чем материальный. Население страны не вынесет массовых авиационных налетов, полагал автор, и может заставить свое правительство пойти на капитуляцию.

Фашистский теоретик «танковой войны» Г. Гудериан в 1935 г. рисовал такую картину будущей войны: «В одну из ночей откроются двери авиационных ангаров и армейских автопарков, завоют моторы и части устремятся вперед. Первым неожиданным ударом с воздуха будут разрушены и захвачены важные промышленные и сырьевые районы, что выключит их из военного производства. Правительственные и военные центры противника окажутся парализованными, а его транспортная система нарушенной».

В соответствии с этими взглядами для скорейшего достижения победы в тотальной войне требовались такие виды оружия, которые могли бы воздействовать на экономику и население страны противника на возможно большую глубину, чтобы в кратчайшие сроки в решающей степени подорвать военно-экономический потенциал, нарушить управление страной и сломить волю народа данной страны к сопротивлению. Поэтому большое значение придавалось всемерному развитию и совершенствованию дальней бомбардировочной авиации как средству, способному наносить массированные удары по крупным городам и густонаселенным районам в глубоком тылу противника.

Военно-воздушные силы создавались с таким расчетом, чтобы не только взаимодействовать с другими видами вооруженных сил, но и вести самостоятельную воздушную войну. В конце 1933 г. гитлеровское правительство приняло решение к октябрю 1935 г. увеличить количество боевых самолетов до 1610, половину из которых должны были составить бомбардировщики. Эта программа была выполнена досрочно. В июле 1934 г. принята новая программа строительства ВВС, которая предусматривала довести численность боевых самолетов до 4021, при этом планировалось дополнительно к имевшимся поставить еще 894 бомбардировщика.

Немецкая военщина изыскивала и новые эффективные средства ведения тотальной войны. Одним из направлений как раз и стали работы по созданию беспилотных средств воздушного нападения, в первую очередь баллистических и крылатых ракет. Объективными предпосылками создания ракетного оружия явились исследования в области ракетостроения, проводившиеся в Германии и других странах в 20-х годах, в частности работы немецких ученых и инженеров Г. Оберта, Р. Небеля, В. Риделя, К. Риделя, которые проводили эксперименты с ракетными двигателями и разрабатывали проекты баллистических ракет.

Герман Оберт, впоследствии крупный ученый, еще в 1917 г. создал проект боевой ракеты на жидком топливе (спирт и жидкий кислород), которая должна была нести боевой заряд на дальность в несколько сотен километров. В 1923 г. Оберт написал диссертацию «Ракета в межпланетном пространстве».

Рудольф Небель, служивший во время первой мировой войны офицером германской авиации, работал над созданием ракет, запускавшихся с самолета по наземным объектам. Эксперименты с ракетными двигателями проводил инженер В. Ридель, работавший на заводе близ Берлина.

В те же годы в Германии под эгидой министерства авиации разрабатывались проекты беспилотного, управляемого по радио самолета, пригодного для использования в военных целях[3]. Исследования в этой области вели авиастроительные фирмы «Аргус Моторенверке», «Физелер» и некоторые другие. В 1930 г. немецкий изобретатель П. Шмидт сконструировал реактивный двигатель, предназначенный для установки на «летающей торпеде». В 1934 г. работы над созданием авиационного реактивного двигателя начала группа инженера Ф. Глоссау.

Надо сказать, что немецкие ученые и конструкторы не были пионерами в области исследования ракетной техники. В России К. Э. Циолковский еще в 1883 г. в работе «Свободное пространство» впервые высказал мысль о возможности использования реактивного двигателя для создания межпланетных летательных аппаратов. В 1903 г. он написал труд «Исследование мировых пространств реактивными приборами», в котором впервые в мире изложил основы теории ракетного полета, описал принципы устройства ракеты и ракетного двигателя на жидком топливе. В этом труде К. Э. Циолковский указал рациональные пути развития космонавтики и ракетостроения. В более поздних исследованиях К. Э. Циолковского, опубликованных в 1911–1912, 1914 и 1926 гг., его основные идеи получили дальнейшее развитие. В 20-х годах наряду с К. Э. Циолковским над проблемами ракетной техники и реактивного полета в СССР работали Ф. А. Цандер, В. П. Ветчинкин, В. П. Глушко и другие ученые.

К концу 20-х годов научно-технический прогресс достиг такого уровня, который позволял поставить ракетостроение на практическую основу. Были открыты легкие металлы, позволявшие уменьшить вес ракет, получены жароупорные сплавы, освоено производство жидкого кислорода, одного из важнейших компонентов топлива жидкостных ракетных двигателей.

В начале 30-х годов по инициативе А. Эйнштейна группа ученых выступила с призывом использовать крупные технические достижения, в том числе и в области ракетостроения, только в мирных целях и организовать в международном масштабе взаимный обмен передовыми техническими проектами. Все это создавало предпосылки для успешного разрешения важнейших проблем ракетостроения, приближало человечество к освоению космического пространства. Однако реакционная германская военщина увидела в ракетах только новое оружие для будущей войны.

По мысли немецкого генералитета, баллистические ракеты дальнего действия должны были использоваться главным образом как носители отравляющих веществ в случай войны с применением химического оружия, а также для ударов по крупным стратегическим объектам оперативного и стратегического тыла противника во взаимодействии с бомбардировочной авиацией.

Разработка нового оружия — дальнобойной баллистической ракеты — была возложена на отдел баллистики и боеприпасов управления вооружения, возглавлявшийся Беккером. Махровый милитарист Беккер еще до первой мировой войны занимался проблемами артиллерийской техники, в годы войны командовал батареей тяжелой артиллерии (420-миллиметровые орудия), служил референтом Берлинской артиллерийской испытательной комиссии. В конце 20-х годов Беккер, получивший ученую степень доктора философии, считался авторитетом в области внешней баллистики. Для ведения экспериментальных работ при отделе баллистики была создана группа по исследованию жидкостных ракетных двигателей под руководством капитана Дорнбергера.

Вальтер Дорнбергер родился в 1895 г., участвовал в первой мировой войне. В 1930 г. окончил Высшую техническую школу в Берлине и был направлен помощником референта в отдел баллистики управления вооружения армии. В 1931 г. он становится руководителем ракетной группы, а еще через год недалеко от Берлина, в Кюммерсдорфе, под его руководством в специально организованной экспериментальной лаборатории начинается разработка реактивных двигателей на жидком топливе для баллистических ракет.

В октябре 1932 г. в экспериментальную лабораторию пришел работать 20-летний студент Берлинского университета Вернер фон Браун. Выходец из старинного прусского дворянского рода, в течение столетий связанного с германским милитаризмом, Браун, к тому времени прошедший курс обучения в технологических институтах Цюриха и Берлина и одновременно работавший у Небеля, был зачислен референтом в отдел баллистики и вскоре стал ведущим конструктором в экспериментальной лаборатории и ближайшим помощником Дорнбергера.

В 1933 г. группой инженеров под руководством Дорнбергера и Брауна была сконструирована баллистическая ракета на жидком топливе А-1 (агрегат-1), которая имела стартовый вес 150 кг, длину 1,4 м, диаметр 0,3 м, тягу двигателя 295 кг. Топливом для нее служили 75-процентный спирт и жидкий кислород. Однако конструкция ракеты оказалась неудачной. Как показали опыты, носовая часть снаряда была перегружена (центр тяжести находился слишком далеко от центра давления). В декабре 1934 г. группа Дорнбергера провела пробный пуск ракет типа А-2 (усовершенствованный вариант снаряда А-1) с острова Боркум (Северное море). Пуски прошли успешно, ракеты поднялись на высоту 2,2 км.

Следует отметить, что к этому времени в СССР были достигнуты значительные успехи в создании ракетных двигателей и ракет. Еще в 1929 г. Ф. А. Цандер построил первый советский лабораторный ракетный двигатель, известный под индексом ОР-1. Двигатель работал на сжатом воздухе и бензине. В начале 30-х годов в Ленинградской газодинамической лаборатории В. П. Глушко разработал и испытал серию жидкостных ракетных двигателей, из которых ОРМ-50 с тягой 150 кг и ОРМ-52 с тягой до 270 кг прошли в 1933 г. официальные стендовые испытания.

В Московской группе по изучению реактивного движения (ГИРД), созданной в 1931 г. (с 1932 г. ее возглавлял С. П. Королев), были сконструированы и в 1933–1934 гг. испытывались советские ракеты «09», ГИРД-Х и «07». Ракета «09», первый пуск которой состоялся в августе 1933 г., имела длину 2,4 м, диаметр 0,18 м, стартовый вес 19 кг, причем 5 кг составляло топливо (жидкий кислород и «твердый» бензин). Наибольшая достигнутая высота пуска — 1500 м. ГИРД-Х — первая советская ракета на жидком топливе (этиловый спирт и жидкий кислород) — имела длину 2,2 м, диаметр 0,14 м, стартовый вес 29,5 кг, тягу двигателя 65 кг. Первый ее пуск состоялся в ноябре 1933 г. Через год состоялся экспериментальный пуск ракеты «07», которая имела следующие летно-технические характеристики: длина 2,01 м, стартовый вес 35 кг, тяга двигателя 80–85 кг при расчетной дальности полета 4 тыс. м.

Родина великого Ленина, первая в мире социалистическая держава делала уверенные шаги на пути мирного покорения космоса. А в это же время в центре Европы фашизм, захвативший власть в Германии, готовясь к новой мировой войне, разрабатывал ракетное оружие для уничтожения людей и разрушения городов.

С установлением в Германии фашистской диктатуры подготовка к войне стала государственной политикой гитлеровской клики.

Агрессивными политическими целями империалистических кругов фашистской Германии определялся характер военного строительства германских вооруженных сил.

В стране началась безудержная гонка вооружений. Так, если в 1933 г., в год прихода фашистов к власти, расходы Германии на вооружение составили 1,9 млрд. марок, то уже в бюджете 1936/37 финансового года на военные нужды ассигновалось 5,8 млрд. марок, а к 1938 г. прямые военные расходы возросли до 18,4 млрд. марок.

Командование вооруженными силами Германии внимательно следило за ходом разработок новых видов вооружения, чтобы обеспечить в дальнейшем развитие наиболее перспективных из них.

В марте 1936 г. экспериментальную ракетную лабораторию в Кюммерсдорфе посетил главнокомандующий сухопутными войсками Германии генерал Фрич. Ознакомившись с деятельностью лаборатории, он пришел к выводу, что создаваемое оружие является перспективным, и обещал, как впоследствии писал В. Дорнбергер, «полную поддержку, при условии, что мы используем деньги для того, чтобы на основе ракетного двигателя сделать пригодное оружие».

По его указанию Дорнбергер и Браун приступили к разработке проекта баллистической ракеты с расчетной дальностью 275 км и боевым зарядом весом 1 т. Тогда же было принято решение построить на острове Узедом (Балтийское море), близ рыбацкого поселка Пенемюнде, экспериментальный ракетный центр. На разработку ракетного оружия из бюджета выделялось 20 млн. марок.

Вскоре после визита Фрича в Кюммерсдорф прибыл начальник исследовательского отдела министерства авиации Рихтгофен. Руководство ракетной лаборатории предложило ему создать совместный научно-исследовательский центр. Рихтгофен согласился и доложил об этом предложении генералу Кессельрингу, руководившему германским самолетостроением. В апреле 1936 г. после конференции с участием Кессельринга, Беккера, Рихтгофена, Дорнбергера и Брауна было принято решение создать «Армейскую экспериментальную станцию» в Пенемюнде. Станция должна была стать совместным испытательным центром ВВС и армии под общим руководством сухопутных войск.

В июне 1936 г. представители сухопутных войск и ВВС Германии подписали договор о строительстве ракетного центра в Пенемюнде, где создавались испытательный полигон ВВС («Пенемюнде-Вест») для разработки и испытаний новых видов вооружения ВВС, в том числе и беспилотных самолетов, и экспериментальная ракетная станция сухопутных войск («Пенемюнде-Ост»), занимавшаяся разработкой баллистических ракет. Начальником центра был назначен В. Дорнбергер.

2

Морозным декабрьским утром 1937 г. маленький островок Грейфсвальдер-Ойе, расположенный в 8 км от острова Узедом, где находился ракетный центр Пенемюнде, напоминал растревоженный улей. На клеверное поле приземлялись самолеты с высокими гостями из Берлина, в проливе сновали катера. Шли последние приготовления к испытательному пуску экспериментальной ракеты А-3. На опушке леса высилась четырехугольная бетонная платформа — пусковой стол, на котором поблескивала металлом вертикально установленная 6-метровая ракета. Отданы последние команды. Присутствующие при испытаниях прильнули к смотровым щелям блиндажа. Раздался оглушительный рев. Ракета медленно отделилась от пускового стола, проделала четверть оборота вокруг своей продольной оси, наклонилась против ветра и на мгновение замерла на высоте нескольких сотен метров. Двигатель ракеты остановился, и она упала в море возле крутого восточного берега острова. Пуск второй ракеты также оказался неудачным.

Неудача с пусками А-3 повергла в уныние гитлеровских ракетчиков. Их последняя модель, плод многолетнего труда сотен людей, рухнула по непонятным причинам, едва поднявшись над лесом. Остались без ответа многие вопросы, которые конструкторы надеялись получить в ходе ее испытаний. Нужно было вновь затрачивать месяцы, а может быть и годы, чтобы выяснить причины неудач, вновь биться над проблемами, которые, казалось, были уже близки к разрешению. Все это отодвигало сроки выполнения главной задачи — создания управляемого дальнобойного ракетного оружия для гитлеровского вермахта, ради которого и существовал ракетный центр Дорнбергера в Пенемюнде.

К этому времени уже около 120 ученых и сотни рабочих под руководством В. Брауна и К. Риделя работали над проектом управляемой ракеты, впоследствии известной под именем Фау-2 (А-4).

Проектом предусматривалось создать ракету, оснащенную жидкостно-реактивным двигателем и имеющую следующие тактико-технические характеристики: вес 12 т, длина 14 м, диаметр 1,6 м (диаметр хвостового оперения 3,5 м), тяга двигателя 25 т, дальность действия около 300 км, круговое вероятное отклонение в пределах 0,002—0,003 от заданного расстояния. Ракета должна была нести боевой заряд весом до 1 т взрывчатого вещества.

Через несколько лет, к моменту принятия на вооружение, ракета имела следующие характеристики: общий вес около 13 т, из которых примерно 8,5 т приходилось на топливо, полная длина 14 м, диаметр корпуса 1,3 м, размах стабилизаторов 2,2 м. Основное горючее в ракетном двигателе — этиловый спирт, окислитель — жидкий кислород. Максимальная скорость полета 1500 м/сек (5700 км/час).

Ракета Фау-2 имела автономную инерциальную гироскопическую систему управления, обеспечивавшую управление полетом на активном участке траектории. Пуск производился из вертикального положения со специального пускового стола.

Конструктивно ракета состояла из четырех основных компонентов: боевой части, приборного, топливного и хвостового отсеков. Боевая часть снаряжалась обычным взрывчатым веществом весом до 1 т. В приборном отсеке на панелях крепились приборы управления полетом ракеты. В топливном отсеке размещались баки с горючим и окислителем, соединенные трубопроводами с камерой сгорания. На внешней поверхности хвостового отсека имелись четыре стабилизатора с аэродинамическими рулями для управления полетом ракеты. Внутри находилась камера сгорания и другие агрегаты двигательной установки. Перед соплом камеры сгорания размещались газоструйные рули.

Сжатие и подача топлива в камеру сгорания двигателя производились с помощью турбонасосного агрегата, который приводился в движение парогазом, вырабатываемым в специальном парогазогенераторе путем разложения концентрированной перекиси водорода под действием катализатора (концентрированный раствор перманганата калия). Вращение турбины передавалось на валы двух насосов, которые нагнетали в камеру сгорания горючее и окислитель.

Командование вермахта не жалело средств на новое оружие. Строительство ракетного центра велось с размахом. С августа 1936 г. на острове Узедом развернулась большая работа. Были построены заводские цехи, экспериментальная лаборатория, завод для производства жидкого кислорода, электростанция. На северной стороне острова размещались аэродром, стартовые площадки для баллистических ракет и пусковые установки для самолетов-снарядов (крылатых ракет), испытательные стенды. Южнее расположился городок научно-технического персонала. В некотором удалении находились бараки для рабочих. Через весь остров были проложены железные и шоссейные дороги, неподалеку от него, на материке, возникла мощная радиостанция. В мае 1937 г. в Пенемюнде начала работать группа Брауна, прибывшая из Кюммерсдорфа.

Научно-исследовательский ракетный центр в Пенемюнде 1 — стартовые позиции ракет; 2 — испытательный полигон крылатых ракет Фау-1 «Пенемюнде-Вест»; 3 — испытательный полигон баллистических ракет Фау-2 «Пенемюнде-Ост»; 4 — аэродром; 5 — электростанция; 6 — аэродинамическая лаборатория; 7 — измерительная лаборатория; 8 — завод жидкого кислорода; 9 — испытательные стенды Фау-2; 10 — экспериментальный ракетостроительный завод; 11 — жилой городок

Заказы для ракетного центра выполняли крупнейшие промышленные фирмы Германии — «ИГ Фарбениндустри», «Рейнметалл-Борзиг», «Сименс», «АЭГ», «Телефункен» и др.

В работе над проектом А-4 участвовали многие видные специалисты в области ракетостроения. Непосредственно в Пенемюнде под руководством Брауна работали К. Ридель, известные специалисты по ракетным двигателям А. Тиль, Г. Вальтер и др.

Привлекались лучшие научные силы из научно-исследовательских учреждений фашистской Германии. В интересах Пенемюнде проводили исследования несколько институтов «Общества Кайзера Вильгельма», «Немецкий исследовательский институт техники ракетоплавания», «Институт Германа Геринга», Высшая техническая школа в Вене, где работал Г. Оберт, и другие научные центры.

Однако, несмотря на размах исследовательских и экспериментальных работ и усилия многих высококвалифицированных специалистов, разработка проекта А-4 продвигалась вперед очень медленными темпами.

При конструировании ракеты ее создатели столкнулись с большими трудностями. В течение длительного времени не удавалось создать надежную и компактную камеру сгорания ракетного двигателя, над которой работала группа Тиля в Кюммерсдорфе. Для испытаний ракеты пришлось строить специальную аэродинамическую трубу, рассчитанную на сверхзвуковые скорости. Строительство ее удалось закончить лишь в 1939 г.

Надолго задержали работы над проектом неудачи с экспериментальной ракетой А-3. Последующие пуски ее также не дали положительного результата. Было решено отказаться от А-3, проектирование и строительство которой заняло около двух лет, но прежде, чем проектировать боевую ракету А-4, построить еще одну облегченную экспериментальную модель — А-5. Основная задача при конструировании этого испытательного снаряда состояла в том, чтобы ракета при падении на землю или в воду не разбивалась и установленные на ней приборы оставались неповрежденными. Это помогло бы выяснить причины аварий при испытаниях. Работа над А-5 отняла еще два года.

Наконец, в октябре 1939 г. удалось добиться, что ракета А-5 после запуска благополучно опускалась на землю и позволяла снять показания установленных на ней приборов. «Теперь я знал, — писал Дорнбергер, — что нам удастся создать оружие, которое по дальности действия намного превзойдет артиллерию».

Но радоваться было рано. В ходе дальнейшей разработки А-4 возникали все новые трудности, требовались все новые затраты.

Только за 1937–1940 гг. на усовершенствование ракетного центра в Пенемюнде и разработку ракетного оружия было отпущено 550 млн. марок. «Ценность жидкостно-реактивной ракеты состоит в ее способности преодолевать максимальные расстояния, а это окупает большой объем работ по ее производству», — оправдывался В. Браун.

Медленно продвигалась вперед и разработка крылатой ракеты (самолета-снаряда), над которой работала группа конструкторов под руководством инженера Георгии на полигоне «Пенемюнде-Вест». Здесь вначале был разработан проект управляемого по радио беспилотного самолета — аэрофоторазведчика с поршневым двигателем. Такой самолет, предназначенный для разведки линии Мажино, демонстрировался гитлеровскому руководству в июле 1939 г., однако не был принят на вооружение ввиду неудовлетворительной системы управления. Осенью 1939 г. министерство авиации предложило фирме «Аргус» разработать управляемый по радио самолет-снаряд для ударов по тыловым объектам на территории Англии с дальностью полета 560 км, но технические возможности того времени не позволяли обеспечить заданную точность стрельбы на такие расстояния. Тем не менее работы в области создания крылатой ракеты продолжались.

Правящая клика фашистской Германии с первых дней третьего рейха проявляла интерес к ракетному оружию. Горячими сторонниками нового оружия были Геринг, главнокомандующий сухопутными войсками Браухич и другие высокопоставленные представители гитлеровской военщины. Однако в разные периоды, в зависимости от военно-политической обстановки, а также от хода разработки ракет, отношение фашистского руководства к ракетному оружию, его боевым возможностям и роли в войне неоднократно менялось.

В марте 1939 г. Пенемюнде посетил Гитлер, пожелавший лично ознакомиться с «оружием особого назначения». Ему показали ракету А-3, продемонстрировали работу двигателей на испытательном стенде. Были прочитаны доклады об огромных боевых возможностях создаваемого оружия. Однако фюрер рассеянно слушал пояснения специалистов и был необычайно для него молчалив и мрачен. Он поинтересовался только дальностью действия ракеты А-4 и возможным сроком ее принятия на вооружение, а в конце визита сказал: «Это весьма устрашающе». Он не забыл об этом и вскоре после начала второй мировой войны, выступая на митинге в Данциге в сентябре 1939 г., заявил, что, возможно, очень скоро наступит момент, когда Германия сможет применить такое оружие, которое не смогут применить против нее.

Однако по мере развития военных действий, когда потребовались значительные средства на производство боевой техники, непосредственно участвовавшей в войне, затянувшаяся разработка ракетного оружия, огромные расходы, необходимые для ее продолжения, начали вызывать раздражение у руководства третьего рейха и у самого Гитлера, который все более склонялся к мнению, что ракеты вряд ли смогут стать эффективным оружием в ближайшие годы.

Поэтому уже в ноябре 1939 г., когда, опьяненные легкой победой над Польшей и окрыленные бездействием Англии и Франции, фашистские лидеры полагали, что они смогут выиграть войну гораздо раньше, чем ракетное оружие поступит на вооружение, верховное главнокомандование вермахта наполовину сократило ассигнования, предназначенные для А-4, а летом 1940 г. после победы над Францией, когда все средства нацеливались на подготовку нападения на СССР, проект А-4 не был включен в список видов оружия, имевших «высший приоритет».

В дальнейшем ассигнования на разработку А-4 менялись в зависимости от обстановки. Так, после отказа от вторжения на Британские острова (операция «Морской лев»), когда основным видом действий против Англии стали воздушные удары, Гитлер в ноябре 1940 г. частично восстановил ассигнования на продолжение разработки А-4 до прежнего уровня, а в марте 1941 г. включил этот проект в список «высшего приоритета». Однако сразу же после нападения па СССР, рассчитывая на успех «блицкрига», он вновь сократил бюджет ракетного центра в Пенемюнде наполовину.

Снижение ассигнований, нехватка необходимых материалов, которые шли на проекты, имевшие «высший приоритет», технические трудности проекта не позволили до лета 1942 г. приступить к испытаниям ракеты А-4. Первый экспериментальный пуск состоялся 13 июня в присутствии министра вооружения Шпеера и генерал-инспектора ВВС Мильха. Однако задуманный как эффектное зрелище, призванное произвести впечатление на высоких гостей, пуск окончился неудачей: через 1,5 минуты после пуска ракета упала в 1 км от места старта (отказала система управления). Произведенное через два месяца второе испытание ракеты оказалось также неудачным по той же причине. Наконец, 3 октября 1942 г. был достигнут первый успех: ракета пролетела 190 км, достигла высоты 96 км и разорвалась в 4 км от цели.

В этот период у проекта А-4 появился грозный конкурент в виде крылатой ракеты, в разработке которой конструкторы полигона люфтваффе в «Пенемюнде-Вест» достигли значительных успехов. Этому способствовали следующие обстоятельства.

После оккупации Франции расстояние до Англии резко сократилось. Это позволило конструкторам, работавшим над созданием крылатой ракеты, использовать простейший пульсирующий реактивный двигатель, рассчитанный на 30 минут полета (такой двигатель был создан фирмой «Аргус» еще в 1939 г.).

Горение топлива в воздушно-пульсирующем двигателе, установленном на немецкой крылатой ракете, носило прерывистый характер (до 500 взрывов в минуту). Через вентильную решетку, расположенную в трубе двигателя, всасывался воздух и затем сжимался. В сжатый воздух впрыскивалось горючее, которое мгновенно воспламенялось и сгорало. Под давлением, возникавшем в этом процессе, расположенные в передней части трубы клапаны закрывались, а воздух и сильно расширившиеся горючие газы устремлялись назад, создавая при этом реактивную силу — тягу. После истечения воздуха в системе происходило разрежение, клапаны вновь открывались, всасывался воздух и начинался новый цикл работы двигателя.

Расстояние до объекта удара определялось специальным механизмом с пропеллером, находившимся в головной части снаряда и соединенным со счетчиком, который устанавливался на заданное расстояние. При постоянной скорости и высоте полета число оборотов пропеллера было известно. В момент выхода на цель счетчик автоматически включал механизм, который поворачивал руль высоты, и снаряд вертикально падал на землю. Небольшое расстояние от северного побережья Франции до Англии создавало возможность обойтись без радиоуправления при действиях по большим площадным целям, какими являлись английские города.

В июле 1941 г. фирмы «Аргус» и «Физелер» предложили техническому управлению министерства авиации проект крылатой ракеты с дальностью действия 250 км, скоростью 450–600 км/час, весом боевого заряда до 1 т и расчетным круговым вероятным отклонением около 0,9 км. Проект был одобрен. В начале 1942 г. проект, получивший наименование FZG-76[4] (впоследствии Фау-1), был представлен руководству министерства авиации, а в июне 1942 г. доложен Мильху. Простота проекта и его сравнительно малая стоимость[5] произвели на Мильха большое впечатление. Он отдал приказ всемерно ускорить создание крылатой ракеты и предоставить проекту в рамках министерства авиации «высший приоритет», чтобы к декабрю 1943 г. принять ее на вооружение.

Решению Мильха создать как можно скорее крылатую ракету Фау-1 способствовало и то обстоятельство, что к этому времени в Пенемюнде все заметнее проявлялся антагонизм между научно-исследовательскими организациями сухопутных войск и ВВС. От идеи научного сотрудничества, которое мыслилось при строительстве этого ракетного центра, не осталось и следа. Соперники ревниво следили за успехами и неудачами соседей и за счет неудач конкурента стремились получить от правительства больше ассигнований на свои проекты. Руководство ВВС расценивало стремление командования сухопутных войск создать ракетное оружие дальнего действия как некомпетентное вмешательство в область авиации и требовало передачи проекта А-4 в ведение ВВС и вывода его из- под контроля «проклятой пехоты». Одновременно оно прилагало все усилия, чтобы создать свою ракету как альтернативу А-4.

«Германские ВВС, — показал на допросе в ходе Нюрнбергского процесса А. Шпеер, — были обеспокоены тем, что армия в одиночку собирается наносить удары по Лондону… Они протестовали против того, что армия претендует на крылья… Соперничество между армией и ВВС в области создания новых видов вооружения было особенно наглядно в Пенемюнде. Антагонизм между двумя видами вооруженных сил исключил возможность совместных исследований».

Под контролем министерства авиации фирмы «Аргус» (двигатель), «Физелер» (планер), «Аскания» (система управления) и «Вальтер» (пусковое устройство) ускоренным темпом продолжали разработку крылатой ракеты. В начале декабря 1942 г. состоялся экспериментальный пуск планера FZG-76 (без двигателя) с самолета «Фокке-Вульф-200», а 24 декабря Фау-1 была впервые успешно запущена с катапульты в Пенемюнде на дальность около 2,7 км[6].

Проверка возможностей Фау-1 по преодолению противодействия английской ПВО была произведена на основе перехвата и атаки ее трофейным английским истребителем «Спитфайр-V». Это привело к недооценке противодействия английской истребительной авиации, так как скорость данного истребителя была значительно ниже скоростей «спитфайров» последующих модификаций, а также «темпест» и других новых истребителей.

Таким образом, в конце 1942 г. были достигнуты первые успехи в экспериментальных пусках баллистической (Фау-2) и крылатой (Фау-1) ракет и начали более четко выявляться их тактико-технические данные и боевые возможности.

Однако политическое руководство Германии и командование вермахта колебались в решении вопроса, какому виду ракет отдать предпочтение. Руководители ВВС отстаивали крылатую ракету Фау-1 как более экономичную и не менее эффективную по сравнению с Фау-2, стоимость которой была во много раз больше, а боевой заряд почти такой же. Командование сухопутных войск, напротив, считало Фау-2 неотразимым оружием и скептически относилось к Фау-1, не видя принципиального различия между ней и самолетом.

Для наблюдения за ходом завершения разработки обоих видов ракет, определения их боевых качеств и возможностей серийного производства была образована специальная комиссия по ракетам дальнего действия.

В мае 1943 г. комиссия прибыла в Пенемюнде. Она должна была присутствовать при пусках Фау-2 и Фау-1 и определить, какому оружию отдать предпочтение. Среди членов комиссии были Шпеер, Мильх, Дениц, главнокомандующий резервами генерал Фромм, а также специалисты из министерства вооружения и представители верховного командования вермахта. Комиссии были доложены сравнительные характеристики обоих видов ракет. Затем состоялся практический показ нового оружия в действии. Пуск двух ракет А-4 прошел успешно, а обе Фау-1 взорвались через несколько секунд после старта.

При сравнительной оценке обоих видов ракет комиссия определила недостатки и достоинства каждой из них. Крылатая ракета Фау-1 обходилась дешевле, управление ею было несложным, работала она на дешевом топливе. Все это давало возможность массового использования оружия. Однако Фау-1 имела и существенные недостатки. По скорости и высоте полета она мало чем отличалась от истребителей того времени, и средства ПВО противника могли успешно с ней бороться. Кроме того, она требовала громоздких стационарных стартовых позиций, которые легко обнаруживались с воздуха и могли быть выведены из строя. Твердо установленное направление запуска крылатой ракеты, обусловленное заранее ориентированной на определенный объект пусковой установкой, сужало сектор обстрела и облегчало задачу борьбы с ней средствами противовоздушной обороны противника. И наконец, приближение Фау-1 выдавал характерный шум двигателя, позволявший предупредить население о надвигавшейся угрозе.

Ракета Фау-2 не требовала больших сооружений па земле, могла быть запущена в любом направлении с несложной стартовой позиции, являлась неуязвимым для средств ПВО оружием и практически исключала возможность предупреждения. Она имела примерно такое же рассеивание, как и Фау-1, и боевой заряд такой же мощности, однако за счет высокой скорости в момент удара действие ее было сильнее. Стартовые позиции Фау-2 хорошо маскировались, и нанести по ним удар можно было только в момент подготовки ракеты к пуску. Смена позиций могла производиться в любой момент и не требовала длительной подготовки. К недостаткам Фау-2 комиссия отнесла высокую стоимость ракеты и ее оборудования и трудности производства и хранения компонентов топлива, что резко ограничивало боевое применение ракет, вызывало необходимость иметь разветвленную систему снабжения, легко уязвимую со стороны противника. Комиссия отметила также сложность оборудования ракеты и ее обслуживания, недостаточную надежность системы управления.

Пуски Фау-2 произвели на членов комиссии большое впечатление. Министр вооружения и боеприпасов Шпеер и гросс-адмирал Дениц были в восхищении. (Следует отметить, что испытания Фау-2 всегда приводили в восторг присутствующих бонз третьего рейха. Эффект удачных пусков был настолько велик, что даже неудачные старты, взрывы ракет над испытательным полигоном не могли поколебать веры ближайшего окружения Гитлера в новое оружие.)

В конце концов комиссия пришла к выводу, что разработки обоих видов ракетного оружия находятся примерно на равных уровнях, и постановила максимально ускорить передачу их в серийное производство, чтобы в кратчайшие сроки принять на вооружение. Комиссия рекомендовала в ходе боевых действий применять обе ракеты в комплексе.

Через несколько дней программе А-4 был представ лен «высший приоритет», т. е. она ставилась в один ряд с производством важнейших видов вооружения. Такое исключительное внимание со стороны гитлеровского правительства к ракетному оружию было вызвано рядом обстоятельств, требующих специального рассмотрения.

3

Первые успехи в испытаниях ракетного оружия в конце 1942 г. совпали с периодом, когда фашистская Германия оказалась в глубоком кризисе, вызванном поражениями на советско-германском фронте.

Наступивший 1943 год не предвещал германскому фашизму ничего хорошего. Разгром вермахта под Сталинградом привел к крушению всего южного крыла немецко- фашистских войск на советско-германском фронте и переходу стратегической инициативы к Советской Армии. Военно-политическое поражение Германии резко ухудшилось. События на Восточном фронте позволили англо- американским войскам развернуть активные боевые действия в Северной Африке. В мае 1943 г. западные союзники завершили разгром немецко-итальянских войск в Тунисе и создали угрозу вторжения в Южную Европу.

Еще более мрачные перспективы сулила обстановка на Восточном фронте. К началу лета 1943 г. соотношение сил резко изменилось в пользу Советского Союза. С 1 октября 1942 г. по 31 марта 1943 г. немецкие войска на советско-германском фронте потеряли 1,8 млн. человек.

События зимы 1942/43 г. до основания потрясли все здание третьего рейха. После Сталинграда начался все убыстрявшийся процесс разложения фашистской коалиции, был подорван престиж Германии в глазах ее союзников. В порабощенной Европе начало набирать силу движение Сопротивления. В самой Германии нарастало недовольство политикой гитлеровской клики, появились пораженческие настроения, неверие в победу третьего рейха.

Предотвратить распад фашистского блока, улучшить моральное состояние армии и народа, восстановить политический и военный престиж Германии можно было, как считали лидеры фашистского рейха, только успешными боевыми действиями на главном для Германии советско-германском фронте.

Весной 1943 г. правители Германии пришли к выводу, что прежде всего надо решающим образом подорвать наступательную мощь Советской Армии, лишить ее способности вести активные наступательные действия и вновь захватить стратегическую инициативу. Перелом в пользу Германии на Восточном фронте, по мнению немецко-фашистского командования, позволил бы в дальнейшем создать мощные группировки войск на Западе, способные противостоять вооруженным силам Англии и США в случае их вторжения в Европу. Кроме того, Гитлер и его окружение надеялись, что мощное наступление вермахта на советско-германском фронте внесет разлад в антигитлеровскую коалицию, усилит трения между СССР и его западными союзниками, затягивавшими открытие второго фронта, и в конце концов приведет к распаду этого союза. Они считали, что чем раньше русским будет нанесен новый тяжелый удар, тем скорее развалится коалиция между СССР и его западными союзниками.

Гитлеровцы предпринимали и другие меры, чтобы расколоть коалицию антифашистских держав. Используя свои связи с фашистской Испанией, Швецией, Швейцарией и Ватиканом, они стремились найти взаимопонимание с реакционными кругами западных государств, чтобы способствовать «углублению противоречий между Англией и Советским Союзом, между Англией и Америкой».

Уже в феврале 1943 г. гитлеровский уполномоченный князь Гогенлоэ встречался в Швейцарии с руководителем американской разведки в Европе А. Даллесом, пытаясь прозондировать возможность заключения сепаратного мира США и Англией с фашистской Германией. С мая 1943 г. с этой же целью поддерживал контакты с А. Даллесом шеф СД и гестапо Кальтенбруннер, действовавший с ведома Гиммлера.

Наряду с попытками завязать переговоры с западными державами правители третьего рейха продолжали оказывать военное давление на Англию воздушными бомбардировками, чтобы жертвами и разрушениями вызвать недовольство населения и склонить английское правительство к выходу из войны.

Следует сказать, что с самого начала второй мировой войны гитлеровская верхушка считала, что война с Англией «досадное недоразумение», стремилась заключить с ней мир и, если удастся, сделать Англию своим партнером в борьбе против СССР.

Идея сотрудничества с Англией как с возможным партнером по разделу мира вынашивалась фашистскими лидерами еще в 30-е годы. Как показал на Нюрнбергском процессе главных военных преступников бывший генерал- инспектор гитлеровских ВВС Е. Мильх, Гитлер в беседе с ним в ноябре 1937 г. заявил, что Германия всегда будет полагаться на Англию, сотрудничать с Англией во все времена.

«Мы ищем контакта с Англией на базе раздела мира», — писал Йодль в своем дневнике 20 мая 1940 г. «Рано или поздно англичане убедятся, — говорил Гитлер в мае 1940 г., — что для нас и для них лучше встретиться и договориться об условиях мира».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 4. Летающая лодка — оружие судного дня

Из книги Чудо-оружие СССР. Тайны советского оружия [с иллюстрациями] автора Широкорад Александр Борисович

Глава 4. Летающая лодка — оружие судного дня 6 июля 1961 г. День Авиации. Тушинский аэродром. Тысячи зрителей. Из мощных динамиков разносится: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью…» И вдруг над самыми трибунами со страшным грохотом проносится четверка огромных летающих


5.13. Дымовое оружие

Из книги Огнеметно-зажигательное оружие автора Ардашев Алексей Николаевич

5.13. Дымовое оружие Специфической разновидностью зажигательного (пиротехнического) оружия является оружие дымовое.Дымовые средства, т. е. продукты сгорания, широко используются в военном деле. В практике боевых действий в прошлом имело место немало случаев, когда


5.14. Полицейское оружие

Из книги Пистолеты-пулеметы автора Кудишин Иван Владимирович

5.14. Полицейское оружие В середине 60-х годов в США приступили к созданию новых видов оружия, предназначенного для «подавления мятежей». Одним из них стал новый усовершенствованный вариант напалма, полученный военными химиками на военно-воздушной базе Эглин во Флориде, –


«Водопроводное» оружие

Из книги Линейный корабль автора Перля Зигмунд Наумович

«Водопроводное» оружие Быстро поняв, что на закупках «Томпсонов» и боеприпасов к ним можно разориться, командование английских вооруженных сил приняло мудрое решение заказать ПП отечественной конструкции, по суровым военным временам отвечавший бы девизу «дешево и


Оружие для карабинеров

Из книги Оружие россии. Стрелковое оружие и средства ближнего боя автора Гречкин Алексей

Оружие для карабинеров При перечислении ведущих европейских производителей стрелкового оружия в числе первых называют, как правило, фирму Пьетро Беретта.В годы, предшествовавшие Второй мировой войне, ее конструкторами было создано несколько весьма удачных и надежных


Глава седьмая ОРУЖИЕ

Из книги История Авиации 2002 01 автора Автор неизвестен

Глава седьмая ОРУЖИЕ Главный калибр силе артиллерии кроется боевая мощь линейного корабля. Какая же это артиллерия? Какие пушки входят в нее? Сколько их, как ведут из них огонь, какое действие производят их снаряды?Наступательная тяжелая артиллерия линейного корабля


СНАЙПЕРСКОЕ ОРУЖИЕ

Из книги История Авиации 2002 02 автора Автор неизвестен

СНАЙПЕРСКОЕ ОРУЖИЕ 5,6-мм СНАЙПЕРСКАЯ ВИНТОВКА СВ-99 Предназначена для ведения снайперского огня на небольших дальностях. Оружие узкоспециального назначения. Дальность эффективного огня не превышает 70 м. Однако небольшая дальность и малое поражающее действие пули


Оружие смелых

Из книги История русского автомата автора Монетчиков С. Б.

Оружие смелых С момента окончании Второй Мировой воины в отечественной историографии прочно утвердилась мнение о том, что воздушный таран это чисто советская форма ведении боя, которой нет в арсеналах ВВС других стран. При этом массовые атаки японских


Оружие смелых

Из книги Боевые корабли автора Перля Зигмунд Наумович

Оружие смелых Продолжение. Начало см. в ИА №1/2002В то время как на Пиренеях шла Гражданская война, на Дальнем Востоке разгорелся военный конфликт между ослабленным междоусобицами гоминдановским Китаем и набиравшей силу милитаристской Японией. Последняя, благодаря


ГЛАВА 10 Оружие Барышева

Из книги Тесла против Эйнштейна автора Рыков Алексей

ГЛАВА 10 Оружие Барышева Рассказывая об отечественном автоматическом оружии, нельзя не упомянуть ряд опытных образцов, спроектированных не в отраслевых НИИ или КВ крупнейших оружейных предприятий, а конструктором-одиночкой инженером А. Ф. Барышевым, самостоятельно


Глава II Оружие

Из книги Короткоствольные револьверы автора Ловет Эд

Глава II Оружие Главный калибр Основа боевой мощи линейного корабля- его артиллерия.Наступательная тяжелая артиллерия линейного корабля обычно состоит из 8- 12 орудий крупного калибра. Корабль вооружен еще и другими, менее сильными орудиями, но их калибр в несколько раз


Глава I Подводное оружие

Из книги автора

Глава I Подводное оружие 11-7=4 Вечером 10 ноября 1916 года корабли германской 10-й флотилии в составе 11 новых эсминцев по тысяче тонн водоизмещения, спущенных на воду только год назад, вышли из занятой немцами Либавы на просторы Балтики и взяли курс к устью Финского залива.


ХИМИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ

Из книги автора

ХИМИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ До августа 1945 года химическое оружие считалось самым мощным и смертоносным на Земле. Название бельгийского города Ипр звучало для людей так же зловеще, как впоследствии станет звучать Хиросима и Нагасаки. Напомним, что 22 апреля 1915 года немецкие войска


БИОЛОГИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ

Из книги автора

БИОЛОГИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ Биологическое оружие — это патогенные микроорганизмы или их споры, вирусы, бактериальные токсины, зараженные животные, а также средства их доставки (ракеты, управляемые снаряды, автоматические аэростаты, авиация), предназначенные для массового


«НЕСМЕРТЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ»

Из книги автора

«НЕСМЕРТЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ» В 2007 году Пентагон принял на вооружение новое устройство ADS — Active Denial System [система подавления активности), которое использует СВЧ- излучение. По официальному заявлению Вашингтона, ее планируется использовать там, где применение силы со смертельным