Глава 5 ТАНКИ «ИФ» АНТИГИТЛЕРОВСКОЙ КОАЛИЦИИ

Глава 5

ТАНКИ «ИФ» АНТИГИТЛЕРОВСКОЙ КОАЛИЦИИ

Самым невероятным танком «ИФ» периода войны является танк с неофициальным названием «Бегемот», созданный все в том же конструкторском бюро Ж. Я. Котина. Танк этот имел ходовую часть трех стандартных танков КВ, соединенных в одно целое, и мощный дизельный двигатель. Вооружение состояло из трех линейно-возвышенных башен от танков КВ, средняя из которых имела целых два 152-мм орудия, и еще одной башни от танка БТ-5. В качестве дополнительного вооружения на танке устанавливался огнемет и реактивная установка «Катюша».

Что же касается танков тех стран, что в годы Второй мировой войны воевали против фашистской Германии, то недостатков у них, например танков Англии и США, тоже было более чем достаточно!

Это и вертикальная установка переднего броневого листа на в целом весьма совершенной в баллистическом отношении башне танка «Крусейдер». И столь же необъяснимое с точки зрения здравого смысла пристрастие англичан к вертикальной бронировке места водителя и переднего стрелка на всех своих танках периода войны, включая танк «Комета». Приверженность к 40- и 57-мм орудиям также весьма предосудительна, хотя им и удалось обеспечить своим танкам «Кромвель» высокую подвижность за счет большой удельной мощности двигателя.

Тем не менее, вплоть до самого конца войны англичане оставались приверженцами многих старых и уже отживших свое технических решений. Наиболее отчетливо это проявилось в конструкции тяжелых танков TOG, из которых первый образец, созданный в рамках этой программы, имел гусеничное шасси традиционной для танков Первой мировой войны формы, орудие в передней части корпуса, пулеметы в бортовых спонсонах и башню от танка «Валентайн», венчавшую вес это нелепое сооружение!

Зато иные конструкции, разрабатывавшиеся союзниками в годы войны, сегодня можно было бы снимать в фантастических фильмах. И к ним вполне можно отнести легкий танк «Прейинг Мантис» на шасси БТР «Универсал-кэрриер», разрабатывавшийся английскими инженерами в качестве универсальной машины для боевых действий в городских условиях. Особенностью танка стала подъемная рама в передней части корпуса, внутри которой располагался экипаж. С опущенной рамой этот танк был предельно низким. Подняв ее, экипаж мог стрелять через завалы и баррикады, а также обстреливать верхние этажи и чердаки. В машине находились всего два человека: водитель и стрелок, что позволяло им разделить свои обязанности, однако не слишком хороший обзор, а также слабость брони и вооружения поставили крест на этом оригинальном коммерческом проекте 1942 г.

Опытный английский танк TOG-1

Легкий танк «Прейинг Мантис» на базе Mk. VI конструктора Дж. Тапа, Англия, 1942 г.

Так что если бы не помощь США, англичанам вряд ли бы удалось добиться победы в Северной Африке, не говоря уже о Европейском ТВД. В то же время следует отметить, что недостатки американских танков они почему-то видели лучше, нежели у своих собственных машин, и конверсировали их настолько хорошо, что этого просто нельзя не заметить, идет ли речь о танках МЗ «Ли/Грант» или М4 «Шерман Файер-флай» («Светлячок»). Ведь это именно англичане сумели поставить на последнюю модель свою длинноствольную 76-мм пушку, обладавшую высокой бронепробиваемостью.

Так что победить немцев в союзе с американцами гордые британцы сумели только благодаря танкам и САУ, поставленным им из-за океана, и это при том, что собственно американские танки периода Второй мировой войны были в целом значительно хуже немецких и несли в боях с ними большие потери.

Например, как весьма неудачную можно расценить компоновку установленного на американских машинах авиационного звездообразного двигателя. Ставившиеся традиционно вертикально двигатели «Континенталь» было неудобно обслуживать (в особенности цилиндры, расположенные внизу, у днища корпуса), а располагавшийся высоко над днищем вал привода трансмиссии увеличивал общую высоту машины. В особенности это было заметно на легких танках «Стюарт», которые из-за своей небольшой длины казались с этой установкой еще выше. Между тем, достаточно было бы этот мотор «положить», т. е. расположить его горизонтально, чтобы все габариты корпуса и башни по высоте можно было бы сильно уменьшить, причем это в равной степени касается и танка МЗ «Стюарт», и танка МЗ «Ли».

При этом американцам было бы и двигатель легче обслуживать, и за счет уменьшения площади заброневого пространства усилить бронирование этих танков, не увеличивая их вес, уменьшить заметность обеих машин на местности, а также сделать их более устойчивыми из-за общего понижения центра тяжести. Конечно, можно предположить, что свою роль в данном случае сыграли некие неизвестные нам обстоятельства, но ведь мотор есть мотор, пусть даже и авиационный. Тут главное — его равномерно со всех сторон охлаждать, а уж то, как он установлен, вряд ли имеет принципиальное значение.

Американских конструкторов традиционно критикуют за то, что на своем среднем танке МЗ «Ли» они расположили главное танковое орудие не в башне, а в бортовом спонсоне, а все потому, что на большее у них не хватило, мол, опыта. В результате у них получился танк с неудовлетворительными характеристиками по маневру огнем, пожароопасный из-за применявшегося на нем авиационного двигателя, который работал на авиационном бензине, да к тому же еще «трехъярусный», а значит — очень высокий.

Стандартная компоновка американского среднего танка МЗ «Генерал Грант»

Между тем, даже стандартная компоновка танка МЗ позволяла разместить в нем не одно, а два орудия «главного калибра», сохраняя при этом сверху еще и башню с 37-мм пушкой для ближней противотанковой обороны. Механик-водитель при этом мог бы располагаться по оси танка, а пушечных спонсонов должно было быть два. Два наводчика, два заряжающих, механик-водитель и два человека в верхней башне — вот вам практически тот же самый экипаж при удвоенной огневой мощи. Такой танк мог бы иметь сразу два сектора обстрела, причем, стреляя прямо по курсу, он мог бы накрыть одну цель сразу двумя выстрелами, а значит, имел бы куда больше шансов ее уничтожить. Дополнительный боекомплект можно было бы разместить в бортовых отсеках справа и слева, попутно усилив их бронирование, а баки с горючим — на крыше моторного отделения сзади, самом неуязвимом для настильного огня месте.

Изменение компоновки двигательного отделения среднего танка МЗ «Генерал Грант» и на легком танке МЗ «Стюарт» с целью уменьшения их габаритов (высота стандартных машин показана контуром)

Однако вместо того чтобы отрабатывать на своем танке артиллерийские установки, американцы с завидным упорством опробовали на нем все новые и новые виды шасси.

Так, в 1942 г. они выпустили опытный вариант танка М3А4 с экспериментальным шасси, у которого направляющее колесо прикреплялось не к корпусу, а к задней тележке, и за счет этого подрессоривалось. Затем, уже на танке М4 в 1943 г. испытывалась ходовая часть с колесными тележками от полугусеничной машины МЗ, а еще позднее и с торсионной подвеской катков.

Возможный вариант модернизации танка М3АЗ «Генерал Ли» с двумя спонсонами и снарядными боксами за ними

Опытные средние танки США 1943–1944 гг. (сверху вниз): МЗА4 на экспериментальном шасси с подрессоренным направляющим колесом; М4А1 с колесными тележками от полугусеничного бронетранспортера МЗ; М4А2Е4 на торсионной подвеске

Кстати, последний вариант во всех отношениях являлся наиболее перспективным, что, кстати говоря, впоследствии и было доказано, однако военные его почему-то отвергли в пользу так называемой «горизонтальной подвески» (HVSS) с пружинами горизонтального расположения. Да, новый вариант среднего танка США М4 «Шерман», имевший орудие в башне, оказался во всех отношениях сильнее и совершеннее своего предшественника МЗ, но вот вооружили его все той же старой 75-мм танковой пушкой МЗ, с длиной ствола всего лишь в 40 калибров, из-за чего он оказался не в силах бороться с новыми немецкими танками «Тигр» и «Пантера» на равных. Еще более неудачным был тяжелый американский танк М6, который хотя и был принят на вооружение, но реально в боях не участвовал, поскольку его 76-мм пушка с длиной ствола в 55 калибров (пусть даже более длинноствольная, чем у базового танка М4) не обладала необходимым бронепробивающим действием, особенно по сравнению с орудиями германских машин.

Между тем, англичане уже в 1942 г. имели 17-фунтовые (76,2-мм) орудия, с длиной ствола в 62, 9 калибра, и которые вполне можно было бы установить на танк. Сами англичане впоследствии так и поступили, вооружив ими свой «Шерман Файерфлай», но вот на танках «Комета» они почему-то их вновь укоротили до 56-калиберной длины.

Только лишь к 1944 г. танки «Шерман» получили новые, более мощные 76-мм орудия с длиной ствола в 53 калибра, а также опытные установки Т9IЕ3 с 55-калиберными стволами. Это были модели М4А3/76/W и М4А3/76/ HVSS, которые практически уже не уступали гитлеровским танкам Pz.IV, а по ряду показателей находились на уровне танка «Пантера». Вот только неясно, что помешало им быть принятыми на вооружение хотя бы в 1943 г., а то и в самом начале боевой карьеры М4.

Пытаясь хотя бы как-то усилить вооружение танка М4, американцы начали устанавливать на них 105-мм гаубицы, имевшие мощный фугасный и кумулятивный снаряды, но длинноствольные танковые орудия с высокой начальной скоростью бронебойного снаряда заменить они, естественно, полностью не могли, из-за чего вооруженные ими танки использовались главным образом в качестве штурмовых и для огневой поддержки пехоты.

Правда, в 1944 г. на двух опытных образцах тяжелого танка М6 — М6А2ЕI в рамках программы по созданию безбашенного танка Т-28 были опробованы 105-мм длинноствольные танковые орудия, однако в серийное производство машины с ними так и не пошли, точно так же как и сам сверхтяжелый Т-28, броня на котором достигала толщины 305 мм.

Американский опытный тяжелый танк М6А2Е1 со 105-мм орудием в башне

Американский опытный сверхтяжелый танк Т-28 (1944 г.) и его компоновка

В то же время бронирование серийных американских машин по сравнению с их германскими противниками со всей очевидностью следует признать недостаточным, в особенности против применявшихся германской пехотой кумулятивных боеприпасов. Чтобы хоть как-то защитить свои машины от этой «напасти», американцы в полевых условиях обвешивали свои танки дополнительной «броней» в виде досок и бревен, а также обкладывали их мешками с песком. Вес этой импровизированной брони иной раз достигал двух тонн и более, из-за чего бронированные таким образом танки заметно проседали на рессорах и становились менее маневренными. В отдельных случаях на лобовую часть американских танков дополнительно наваривались листы брони, вырезанные из броневых плит подбитых германских танков, и только лишь в этом случае такая защита позволяла им успешно сражаться против германских машин.

Недостатки бронирования М4 ощущались американцами так сильно, что они даже планировали выпускать специальный «штурмовой танк» Т-14 с усиленным бронированием башни, корпуса и даже ходовой части. Однако машина не удалась, так как хотя и была очень мощно бронирована, вооружение ее не отличалось от серийных танков «Шерман». Кстати, существовал и другой Т-14 — самый неудачный легкий танк Второй мировой войны, который, напротив, получился у них слишком легким. Имея малые размеры и мощное пулеметное вооружение, эти машины поступили на вооружение 138-й пехотной дивизии, занимавшей Алеутские острова. Но в 1942 г. их вооружение оказалось совершенно недостаточным даже против японцев, а их броня была слишком тонкой, поэтому на вооружение эти машины было решено не принимать.

Американский опытный «штурмовой танк» Т-14

Американский опытный легкий танк Т-14, проходивший в 1942 г. войсковые испытания на Алеутских островах

Другим недостатком 75-мм орудия американских танков была сильная вспышка, которая при выстреле ослепляла танкистов даже днем, к тому же ее действенность по броне танков «Тигр» и «Пантера» была совершенно недостаточной. И спрашивается, зачем нужно было создавать новый танк, когда гораздо дешевле было бы ставить на серийные машины новые, более сильные пушки!?

Не все знают, что британские танкисты тоже применяли на своих машинах своеобразный «циммерит» из… полос толстой резины, которые они наклеивали на корпуса и башни своих «Кромвелей», а все потому, что этот вопрос не был продуман заранее, и чтобы его решить в полевых условиях, танкистам приходилось использовать «солдатскую смекалку».

Надо отметить, что несмотря на достаточный опыт и профессионализм американских инженеров, их очень часто преследовали неудачи, и выходило так, что задуманные ими машины у них не получались. Так, например, они долгое время пытались создать легкую самоходную артиллерийскую установку на шасси легкого танка М2. На экспериментальной модели Т-3 75-мм пехотная гаубица размещалась в корпусе справа. Причем левая пулеметная башня при этом сохранялась. В теории такие машины должны были бы поддерживать огнем наступающие танковые подразделения, однако на практике, будь эта САУ принята на вооружение, боевая работа для нее была бы сильно затруднена из-за чрезвычайной тесноты боевого отделения.

Испытания новой СУ выявили это со всей очевидностью, однако сама идея такой машины похоронена не была, и к ней опять возвратились в 1941 г. Теперь «изюминкой» самоходного орудия Т-18 на шасси легкого танка МЗ стала массивная, подобная башне, литая конструкция с закругленными углами, в правой части которой размешалась сама 75-мм гаубица, а слева — место и люк для механика-водителя. Еще два люка для членов экипажа располагались наверху на крыше башни. Бронезащита экипажа и орудия намного возросла, работать внутри него стало удобно, однако вес при этом увеличился до 15 т, что негативно отразилось на проходимости и маневренности данной машины.

В последний раз создать мощную легкую САУ уже со 105-мм гаубицей на шасси танка М5АI американцы попытались в 1944 г. СУ Т-82 «Маленький Джо» представляла собой уменьшенный вариант САУ М7 и имела открытое сверху боевое отделение, спереди и с боков защищенное броневыми листами. Т-82 изготовили, испытали, однако на вооружение она так и не поступила, прежде всего ввиду слабости своего шасси, да и боекомплект у этой машины из-за небольших размеров ее боевого отделения для полноценной САУ был слишком мал.

Неудачей окончилась и попытка создать более легкий, чем «Шерман», средний танк М7, вес которого в процессе разработки увеличился с 20 до 27 т.

Всего было изготовлено 27 таких машин, после чего их производство решили прекратить.

В то же время нельзя не отметить, что американские специалисты очень умело приспосабливали шасси своих танков, в особенности устаревших, под машины для самых разных надобностей. Это были и многочисленные БРЭМ, тяжелые артиллерийские тягачи М32, а также шасси-носители тяжелых артустановок, вроде 155-мм САУ М12 «Кинг Конг», поступившей на вооружение американской армии.

Американские боевые машины на шасси танка МЗ «Генерал Ли»: 155-мм САУ М12 «Кинг Конг», 1944 г. (вверху) и тяжелый артиллерийский тягач М32, 1944 г.

Но вот вооружение собственно танков «Шерман», несмотря на все старания американцев, вплоть до конца войны было все-таки хуже, чем на германских танках, поэтому неудивительно, что во многих странах их впоследствии попытались модернизировать как раз по вооружению.

Танк М4А1 «Шерман», оснащенный башней FL10 от французского танка АМХ-13

Французы, например, на танки М4А1 установили свои «качающиеся башни» от танков АМХ-13 и поставляли эти машины в Египет, а что до англичан, то их 17-фунтовые орудия устанавливались на них еще в годы войны. Однако из-за того, что с 83,8-мм танковым орудием они несколько припозднились, реально превзойти танки «Тигр» и «Пантера» по вооружению союзникам в годы Второй мировой войны так все-таки и не удалось.

Вот так и получилось, что для того чтобы хотя бы как-то выйти из этого положения, американским конструкторам пришлось срочно создавать, а танковым заводам выпускать многочисленные «истребители танков» М10 — не что иное, как облегченные танки М4 с башнями без крыши, но зато с мощным 90-мм орудием. Впрочем, сами их экипажи постарались тут же прикрыть их броней сверху, для чего на башни этих САУ начали устанавливать откидывающиеся на петлях самодельные крыши, сделанные из тонкой брони.

САУМ10, оборудованные в войсках дополнительным бронированием крыши башни: М10 62-го полка истребителей танков армии США (вверху); М10 12-го танкового корпуса британской армии (внизу

Интересно, что американцы, в отличие от немцев, так и не сумели создать достаточно длинноствольное орудие калибра 75-мм. Самая длинноствольная пушка этого калибра имела у них длину ствола 55 калибров, а 90-мм — 53. То же самое наблюдалось и у нас в СССР, где танки Т-34 и КВ вначале вооружались пушками длиной ствола 31,5 и 41,5 калибра (т. е. даже более слабыми, чем у янки), а знаменитая 85-мм пушка ЗИС-С-53 танка Т-34/85 обр. 1944 г. — имела длину ствола всего в 54 калибра!

Не так, как известно, было у немцев, обладавших 75-мм и 88-мм танковыми орудиями с длиной ствола в 70 и 71 калибр соответственно!

Создать нечто подобное удалось только англичанам, и то лишь после войны в 1948 г. Речь идет о 20-фунтовом (83,8-мм) танковом орудии с длиной ствола в 72,9 калибра и, соответственно, с очень высокой бронепробиваемостью, оказавшейся даже выше, чем у 100-мм советского танкового орудия танка Т-54.

Причина здесь, в общем-то, банальна, а суть ее в том, что все орудия калибра 75-мм и 76-мм в СССР и США происходили от французской 75-мм полевой пушки обр. 1897 г., имели с ней одинаковую баллистику и боеприпасы. В какой-то степени это было удобно. Например, оказалось, что американские танки в Алжире могут стрелять французскими снарядами без каких бы то ни было проблем. Другое дело, что эта «привязанность к старине» на каком-то этапе так и не была осознана, из-за чего она и превратилась в тормоз на пути создания еще более эффективных танковых орудий, а «самые лучшие танки Второй мировой войны» уступали гитлеровским машинам по вооружению!

Танк-трактор «Боб Сэмпл» на шасси трактора «Катерпиллер» — еще одна необычная разработка периода войны. Шесть машин этого типа были построены в Новой Зеландии, ожидавшей японского вторжения в 1940 г. Он был назван в честь тогдашнего министра обороны Новой Зеландии. Особенностью машины стало ее вооружение: например, один из пулеметчиков спереди располагался лежа над мотором, поэтому, чтобы солдата снизу не жгло, создатели танка устроили его на подкладке из асбеста, поверх которой был положен резиновый матрас. Броня была рифленая, поскольку выяснилось, что пули от рифленой поверхности рикошетируют лучше, чем от гладкой. В боях эти танки не участвовали, однако неизвестно, как все могло бы получиться, если бы японцы высадились в Новой Зеландии. Поэтому их вполне справедливо можно причислить к танкам «ИФ».

Танк-трактор «Боб Сэмпл» (Новая Зеландия)

Что же касается конструирования танков нашими советскими конструкторами в годы войны, то и здесь вопросов по-прежнему больше, чем ответов. Взять хотя бы очертания носовой части танка КВ, форму которой те же американцы, например, считали крайне неудачной. Известно, что едва ли не главной особенностью любых видов российского оружия была его простота и технологичность. Но если это так, то зачем, спрашивается, конструктор Ж. Я. Котин поставил на свой танк в верхней носовой части две броневые плиты вместо одной, как это было сделано конструктором М. И. Кошкиным на танке Т-34? Сохранился документ, в котором конструктор Н. Л. Духов, работавший с Котиным, подробно перечисляет основные новшества, внедренные на Т-34 танкостроителями из Челябинска.

Советский опытный тяжелый танк СМ К (1939 г.)

Однако о том, чтобы заимствовать такую вещь, как спрямленный передний броневой лист, в этом докладе нет и речи. «Фирменный» изломленный нос стал характерной особенностью не только КВ. Еще раньше такая носовая часть использовалась на танке СМК, на Т-50 конструкции КБ Кировского завода и на всех прочих опытных машинах этого конструкторского бюро. Один из разработчиков вооружения для танка КВ конструктор Ф. Г. Коробков как-то написал, что Ж. Я. Котин «…кроме тактико-технических параметров придавал большое значение эстетической стороне танка, и это проявилось при создании всех последующих моделей…»,[2] но ведь нельзя не признать, что гипотенуза всегда короче суммы двух катетов, а это значит, что один прямой наклонный броневой лист в носовой части танка КВ был бы и более технологичным и, вполне возможно, более толстым, да и в смысле эстетики подобный силуэт имеет явное преимущество.

С другой стороны, создателям танка Т-34, имевшего свои недостатки в бронировании, следовало бы заимствовать у КВ горизонтальное расположение люка механика-водителя на верхнем броневом листе корпуса, что гарантировало бы его полную неуязвимость. Для этого было бы вполне достаточно наклон переднего броневого листа несколько уменьшить, а башню совсем немного отодвинуть назад. Понятно, что и средний, и тяжелый танки РККА в этом случае были бы внешне весьма схожи, но должны были бы различаться ходовой частью, толщиной брони и калибром орудий, как это было, например, в случае с немецкими танками Pz.III и IV.

С пушками дело у нас тоже не заладилось. Мало того, наше ГАУ (главное артиллерийское управление) долгое время, словно за святыню, держалось за гильзу и снаряд от 76,2-мм полевой пушки 1902 г., так ведь даже и те новые орудия, что при этом уже были, на танки не устанавливались.

Советские танковые орудия 1920–1945 гг.

* — подкалиберный снаряд принят на вооружение в октябре 1943 г.

** — подкалиберный снаряд принят на вооружение в феврале 1944 г

Так, например, весной 1940 г. ничего не вышло с установкой на танк КВ 85-мм пушки Ф-39 конструктора В. Г. Грабина, хотя результаты испытаний признали успешными, и с проектом 95-мм танкового орудия, а кроме того, с танковыми пушками калибра 107-мм Ф-42 и ЗИС-6. Последнюю пушку конструкторы создали всего за два месяца, работала она безотказно, испытание в башне танка КВ-2 успешно прошла, но ни на один из советских танков она так и не попала, хотя сделать их успели около 800 штук. Все они пошли в металлолом, а все потому, что тяжелый танк под это орудие конструкторы сделать так и не смогли, хотя отдельные опытные машины и испытывались.

Советский сверхтяжелый танк KB-4, вооруженный 107-мм пушкой

С другой стороны, как вообще можно было начать проектирование танка КВ-5, масса которого превышала 100-тонный рубеж? В описании этой машины в книге «Без тайн и секретов», изданной в Санкт-Петербурге к 50-летию Победы, она представляется похожей на непреступный ДОТ. Лобовая броня, как и у «Королевского тигра», — 180 мм. Двигатель мощностью 1200 л. с. Вооружение — 107-мм орудие в башне. Длина и ширина корпуса приблизительно 8 и 4 метра соответственно.

Понятно, что «спущенные сверху» задания в те годы следовало выполнять по возможности не рассуждая и даже более чем тщательно. Но ведь в данном случае речь идет о конструкторах, сыскавших в свой адрес немало хвалебных эпитетов, хотя на деле получается так, что мы хвалим их за то же самое, за что ругаем конструкторов Германии, Англии и США.

Хорошо известно, что Сталин терпеть не мог технически усложненных конструкции, и тот же Ж. Я. Котин об этом был прекрасно осведомлен. Тем не менее, это не помешало ему зимой 1941 г. создать тяжелый безбашенный танк КВ-6 с тремя пушками калибра 45-мм и 76-мм и КВ-7 с двумя — калибра 76-мм. Обе эти САУ были тут же отправлены в Москву, где на испытательном полигоне в присутствии генералов Н. Н. Воронова и Я. Н. Федоренко была проведена артиллерийская часть испытаний.

«Когда прошли стрельбы на кучность боя, выяснилось, что при стрельбе залпами или попеременно из разных стволов кучность значительно уменьшалась.

На замечание об этом маршала К. Е. Ворошилова представители артиллерийского управления начали обосновывать полезность повышения рассеивания тем, что это якобы увеличивает площадь, покрываемую огнем. Выслушав такое „научное“ обоснование, Ворошилов тяжело вздохнул и сказал, что он считал артиллерию более точной наукой. Подводя после испытаний итоги, маршал неожиданно обрушился на руководителей Главного артиллерийского и Главного бронетанкового управления за несогласованность во мнениях и требованиям к новым машинам. Начальнику ГАУ (Главного артиллерийского управления) генералу Воронову он сказал, что тот видит в танке лишь телегу для перевозки его пушек, а начальнику ГБТУ (Главное бронетанковое управление) генералу Федоренко заметил, что он смотрит на танковую пушку, как на бревно, ничего в ней не понимая.

Совещание продолжалось у Верховного Главнокомандующего. Участники вспоминают, что была глубокая ночь, когда Сталин принял конструкторов. В разговоре выяснилось, что он уже знаком с разработками танкоградцев.

— Зачем три пушки? — спросил Верховный Главнокомандующий. — Пусть будет одна, но хорошая!»[3]

Налицо совершенно явная и очевидная «подстава», как это принято у нас сейчас говорить, причем подготовленная и проведенная весьма мастерски. А ведь как-то именно так в то время одним ломали и судьбы, и карьеры, в то время как другие получали высокие чины и высокие награды. Вы думаете, что на конструкции всех наших танков такие вот «аппаратные игры» никак не отражались? Отражались, да еще как! А ведь были еще и конструкторские, а то и чисто технологические просчеты. Например, бронемаска тяжелого танка КВ-2 имела вес 636 кг, но при обстреле снарядами 76-мм и даже 45-мм с дистанции 600 м обычно выходила из строя. Причина заключалась в… низком качестве ее сварных швов!

Что же касается конструкторов другого тяжелого предвоенного советского танка с двумя башнями — Т-100, также не принятого в серийное производство из-за слишком большого веса, то и уменьшить его длину, и уменьшить излишне большой вес его проектировщики так и не сумели. Между тем, достаточно было в основании барбета главной башни сделать углубление, в которое входила бы задняя часть передней малой башни, как благодаря этому вполне можно было бы и общую длину танка сократить, и выкроить пару сотен килограммов броневой стали на усиление броневой защиты. При этом внутренний объем от этого практически бы не пострадал.

Опытный тяжелый танк Т-100 (вверху) и вариант Т-100 «ИФ» с уменьшенной длиной корпуса и носовой части

Трудно найти разумное объяснение и появлению танков ИС-3 и ИС-4, амбициозность проектов которых сразу бросается в глаза. Ведь в армию уже поступали хорошие танки ИС-2, так с какой же стати было еще раз дублировать эту машину? И ведь закончилось все тем, что, как об этом сообщалось в одном из наших популярных технических журналов:

«кратковременные полигонные и войсковые испытания и ограниченное применение ИС-3 в боевых действиях не позволили выявить скрытые дефекты конструкции. Они обнаружились в мирное время, при повседневной эксплуатации техники. Например, множество швов, образовавшихся при сварке корпуса сложной конфигурации, создавало в нем сильные напряжения, появлялись усталостные трещины».

Конечно, вполне можно сказать, что с техникой в процессе эксплуатации случается всякое, что все предвидеть нельзя, но почему именно с испытаниями ИС-3 была допущена такая спешка, ведь было же очевидно, что с задачей «добить Гитлера в его собственном логове» успешно справятся и более обыкновенные ИС-2? И как тогда быть с 60-тонными танками ИС-4 или еще более чудовищными 68-тонными ИС-7? Последний, например, помимо 130-мм орудия имел еще целых 8 (!) разнокалиберных пулеметов, стрелявших как вперед, так и назад. Потом, правда, выяснилось, что вследствие жесткого крепления большинство из них совершенно неэффективно, а само их обслуживание является «практически невозможным». Так неужели этот танк нужно было строить в металле лишь только для того, чтобы в процессе испытаний выявить эту, в общем-то, и так совершенно очевидную вещь?

Понятно, когда подобным образом поступают дилетанты и любители. Для них такое простительно, причем нередко «метод научного тыка» приносит в целом неплохой результат.

Опытный танк ИС- 1Е (1944 г.) с колесами от танка Т-34 — попытка создать «единое» шасси для тяжелых и средних танков СССР, которая, однако так и не удалась

Тяжелый танк ИС- 7

Но ведь в данном случае речь идет о конструкторском бюро, имевшем в своем распоряжении громадный опыт мирового танкостроения, включая и свой собственный.

И уж если так хорош был «щучий нос» танка ИС-3, то что мешало устанавливать его на танки ИС-2, сохраняя все его прочие высокие тактико-технические и технологические характеристики? Известно, что модернизированные в 1954 г. танки ИС-2М находились на вооружении очень долго.

Впрочем, здесь важно отметить и то, что устанавливавшаяся на всех этих танках 122-мм пушка Д-25Т, принятая на вооружение в 1943 г., по ряду параметров все равно уступала германским орудиям танков «Тигр» и «Пантера», а ее боекомплект на танках ИС-2 и ИС-3 составлял всего 28 выстрелов. В итоге, только в 1945 г. были испытаны танки Т-34 с погоном башни, диаметр которого был увеличен до 1700 м, и с орудиями калибра 100-мм ЛБ-1 и Д-10Т, а для тяжелых танков ИС были созданы мощные танковые пушки калибра 100-мм С-34 и 130-мм С-70. И хотя спроектированные в конце войны 100-мм пушка Д-10Т и 122-мм пушка Д-25Т своими бронебойными и подкалиберными снарядами пробивали броню любого иностранного танка вплоть до начала 1960-х гг., ничего особенного по сравнению с немецкими специалистами нашим конструкторам создать все-таки так и не удалось.

Что же касается советских танков «ИФ» на базе знаменитого Т-34, то таких в годы войны вполне реально существовало… целых два: Т-34М и Т-43. Т-34М — это модернизированный Т-34 обр. 1940 г., у которого шасси имело торсионную подвеску, а сам танк — трехместную башню, на которой была еще и наблюдательная башенка для командира, наконец-то освободившегося от функций наводчика для выполнения своих прямых обязанностей. Во всех отношениях новый танк был значительно совершеннее базовой «тридцатьчетверки», однако завершить его до начала войны так и не успели. Когда же война началась, все силы были брошены на выпуск уже отработанных машин, вот почему улучшенная версия «тридцатьчетверки» в это время так и не появилась.

Танк Т-34М (1941 г.) и его компоновка

Т-34/76 «Иф» образца 1940 г. с двумя боковыми люками в корпусе по типу британских танков «Кромвель». Передний броневой лист корпуса по типу британских танков «Кромвель» прикрывает переднюю кромку люков

Т-34/76 «ИФ» образца 1941 г. с двумя верхними люками на крыше корпуса, с обратным уклоном боковых броневых листов по типу танка ИС-3

Т-34/76 «ИФ» образца 1942 г. с двумя верхними люками на крыше корпуса и двумя люками на башне для экипажа из четырех человек

В марте 1943 г. конструкторским бюро (КБ), которым руководил в это время А. А. Морозов, был предложен вариант танка Т-34 с усиленной бронезащитой, получивший обозначение Т-43. С базовым танком у новой машины унифицировалось до 78,5 % деталей. Основное отличие было опять-таки в установке торсионной подвески и увеличении толщины брони до 75-мм на корпусе и до 90-мм на башне. Лобовой пулемет конструкторы решили убрать, что позволило вновь сократить экипаж до четырех человек, трое из которых размещались в башне. Масса танка значительно возросла, маневренность из-за этого понизилась, а вооружение не изменилось, из-за чего этот танк на вооружение и не приняли.

Также неудачей закончилась попытка КБ Ж. Я. Котина создать в 1942 г. «универсальный танк» КВ-13 — своего рода гибрид между Т-34 и КВ, причем «гибрид», сохранявший традиционный обратный излом передней лобовой бронеплиты и смотровой люк-пробку для механика-водителя. Экипаж машины за счет исключения пулеметчика, сидевшего рядом с водителем, сократили до трех человек, но вот в башне танка конструкторы, как и раньше, разместили всего двоих. Поэтому о каком-то там «прорыве» в создании танка принципиально нового типа в данном случае не может быть и речи.

Командир имеет командирскую башенку с пятью блоками наблюдения по периметру и еще одним люком вверху. Подбашенная коробка и сама башня литые, передняя лобовая бронеплита из катаной брони и без каких бы то ни было деталей, которые могли бы ее ослаблять. Вооружение танка — 76,2-мм танковое орудие с длиной ствола, увеличенной до 60 калибров.

Танк ИС-1 «ИФ» (возможный вариант танка ИС-1, созданного на базе опытного танка КВ-13) мог иметь экипаж из четырех человек, причем место механика-водителя расположено справа. Люк на корпусе слева служит для облегчения загрузки боеприпасов. Заряжающий располагается слева от орудия, поэтому ему удобно действовать правой рукой. Для выхода из танка у него имеется собственный башенный люк. Наводчик располагается справа, и у него тоже есть отдельный люк на крыше башни.

Танк ИС-1 «ИФ» (возможный вариант танка ИС-1, созданного на базе опытного танка КВ-13)

Отличным танком «ИФ» мог бы стать и Т-44/ 100, вооруженный мощным 100-мм орудием. Ходовую часть для этого потребовалось бы несколько усилить, погон башни увеличить в диаметре (для чего борта на нем было бы лучше всего спрямить, как на американском танке «Шерман») и сделать башню большего размера.

Тяжелый штурмовой танк ИС-2/152 «ИФ», предназначенный для прорыва оборонительных рубежей противника. Ходовая часть от танка ИС-2. Башня обтекаемых очертаний представляет собой «облагороженную» версию башни тяжелого танка КВ-2

С двигателем поперек корпуса это был бы уже совершенно новый Т-44/100, и никаких танков Т-54 нам еще долго бы потом не потребовалось. Во-вторых, тот же ИС-2 можно было бы выпускать сразу в двух вариантах. Один — вооруженный орудием Д-25Т, а вот другой — по образцу танка КВ-2 с традиционной 152-мм гаубицей для разрушения вражеских укреплений. Такие машины могли бы очень пригодиться при штурме Кенигсберга и Берлина, причем в большей степени, нежели САУ ИСУ-152, маневр огнем у которой был ограничен отсутствием вращающейся башни.

Наконец, самым прямо-таки невероятным танком «ИФ» периода воины является танк с неофициальным названием «Бегемот», созданный все в том же конструкторском бюро Ж. Я. Котина. Сообщение об этом танке было помещено в сети Интернет Брианом Фаулером в июне 1997 г. со ссылками на книги известных зарубежных авторов,[4] так что, скорее всего, этой информации можно доверять, хотя в книгах, что издавались у нас, информация об этой машине отсутствует.

Танк этот имел ходовую часть трех стандартных танков КВ, соединенных в одно целое, и мощный дизельный двигатель. Вооружение состояло из трех линейно возвышенных башен от танков КВ, средняя из которых имела целых два 152-мм орудия, и еще одной башни от танка БТ-5. В качестве дополнительного вооружения на танке устанавливался огнемет и реактивная установка «Катюша».

Первый танк погиб, разломившись при переходе оврага, причем огнесмесь из лопнувших трубопроводов при этом разлилась, возник пожар, вслед за которым взорвались боеприпасы. Второй танк, конструкция которого была усилена, участвовал в боях, но как-то раз одна из башен произвела выстрел в другую, из-за чего в ней сдетонировал боекомплект.

Третий танк, прозванный немцами «сталинским оркестром» за его орудийно-ракетную разноголосицу, чтобы избежать случившейся катастрофы, получил специальные ограничители поворота башен. Маневренности у него не было никакой, однако Сталин на это внимания не обратил. Когда Котин решил все таки поинтересоваться у вождя, как такой танк будет поворачивать, тот вроде бы ему ответил, что как раз поворачивать-то ему и не придется, т. к. его задача — идти прямиком на Берлин!

Сверхтяжелый танк КВ-5 «Бегемот» (проект)

Тем не менее, до Берлина дойти ему было не суждено. Во время одного из боев командир, видимо, плохо разбираясь в боевых возможностях этой машины, отдал приказ ударить по врагу залпом, развернув все орудия на один борт, из-за чего от сильной отдачи танк опрокинулся в оказавшийся рядом овраг. Огнесмесь при этом опять разлилась, и объятый пламенем «Бегемот» вновь подорвался на своих собственных боеприпасах. Строить в четвертый раз его уже не решились, но все равно все непосредственные разработчики его попали в лагеря!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 11 ТАНКИ «ИФ» РЯДОМ С ТАНКАМИ «PR»[12]

Из книги Танки. Уникальные и парадоксальные автора Шпаковский Вячеслав Олегович

Глава 11 ТАНКИ «ИФ» РЯДОМ С ТАНКАМИ «PR»[12] Но кто мешает нам сделать танк с газотурбинным двигателем, но весь из дюраля, придать ему футуристический внешний вид и… пусть себе «летает» на выставках в Дубае и Абу-Даби. Калибр орудия для него нужно выбрать побольше: 175, 180, а еще


Глава 5. Танки-киборги

Из книги Чудо-оружие СССР. Тайны советского оружия [с иллюстрациями] автора Широкорад Александр Борисович

Глава 5. Танки-киборги Понятно, что Бекаури, а позже и деятели из Института телемеханики и связц не могли обойти своим вниманием главную ударную силу РККА — танки.Начало было положено испытаниями в 1929–1930 гг. телеуправляемого трофейного французского танка «Рено», но


Глава II. Первые танки Советской Республики

Из книги Танковая мощь СССР. Часть 1. Увертюра автора Свирин Михаил Николаевич

Глава II. Первые танки Советской Республики Мы ждали, что этот строй рухнет, что их промышленность не сможет соревноваться с Антантой, но все было тщетно… Уже в 1920-м в условиях разрухи они смогли создать все … даже танки. А. Антонов. «Исход» 2.1. «Борец За Свободу Тов.


ТАНКИ

Из книги Бронетанковая техника армий капиталистических государств автора Нерсесян Михаил Григорьевич

ТАНКИ Средний танк «Леопард».Разработка среднего танка «Леопард» начата в 1957 г. Первые опытные образцы его испытывались в 1961 г., полигонные испытания проводились в 1962 г., а войсковые испытания – в 1963 г.В июне 1963 г. танк принят на вооружение, а через месяц промышленности


Глава V. Современные танки

Из книги История танка (1916 – 1996) автора Шмелев Игорь Павлович

Глава V. Современные танки В мае 1945 года закончились грандиозные сражения в Европе; 2 сентября после капитуляции Японии завершилась вторая мировая война. Но боевые действия продолжались или вспыхивали в разных районах земного шара вплоть до наших дней, Стоит вспомнить


Танки сегодня

Из книги Бронетанковая техника Фотоальбом часть 1 автора Брызгов В.

Танки сегодня В зарубежной военной литературе отмечается непрерывное совершенствование танков, увеличение их числа и… не менее бурное развитие противотанковых средств. Это обостряет проблему повышения живучести танков. Однако они – оружие наступления, и эта проблема


Глава I Советские тяжелые танки ТАНК Т-35

Из книги Главный конструктор В.Н. Венедиктов Жизнь, отданная танкам автора Баранов И. Н.

Глава I Советские тяжелые танки ТАНК Т-35 Выпускался серийно с 1933 по 1939год. Состоял на вооружении Советской Армии. Использовался в боях первого периода второй мировой войны.Тактико-техническая характеристика.Масса, т.. 50Экипаж, чел. 11Габаритные размеры (длина х ширина х


Ракетные танки

Из книги Бронетанковая техника Германии 1939-1945 автора Барятинский Михаил

Ракетные танки Середина 1950-х годов характеризовалась увлечением политического и военного руководства страны применением ракетного вооружения в качестве дополнительного и даже основного танкового оружия.На первый план выдвигалось требование борьбы с танками


ТАНКИ Т-29

Из книги Советские супертанки автора Коломиец М.

ТАНКИ Т-29 Колёсно-гусеничный танк Т-29-4 преодолевает подъём на колёсном ходу. Лето 1935 года. На борту видна укладка гусениц и поручневая антенна (АСКМ).История танка Т-28 могла закончится в 1937 году. Дело в том, что согласно «Системе танкотракторного и автоброневооружения


ТАНКИ КВ В БОЯХ

Из книги автора

ТАНКИ КВ В БОЯХ Первые танки КВ поступили на вооружение в 20-ю тяжелую танковую бригаду. К июлю 1940 года в ее составе числилось 10 КВ (№№ У-0, У-2, У-3, У-11, У-12, У-13, У-14, У-15, У-16, У-17). Машины постепенно осваивались танкистами, некоторые из которых имели опыт боевых действий на этих


ТАНКИ

Из книги автора

ТАНКИ За время второй мировой войны и предшествовавший ей период система классификации германских танков несколько раз менялась. Достаточно сказать, что в первые годы войны они делились на лёгкие, средние и тяжёлые не по боевой массе, а по калибру основного вооружения.


ТАНКИ СМК и Т-100

Из книги автора

ТАНКИ СМК и Т-100 В апреле 1938 года для ускорения проектирования нового тяжелого танка прорыва АБТУ Красной Армии подключило к этой работе Ленинградский Кировский завод и завод № 185 им. С. М. Кирова. На первом создавался танк СМК — «Сергей Миронович Киров» (ведущий инженер