Глава 1. Клипера первого поколения

Глава 1. Клипера первого поколения

Крымскую войну Россия проиграла 14 декабря 1825 г. на Сенатской площади. И дело не в том, что были повешены и сосланы в Сибирь лучшие офицеры российской армии и флота. Стране требовались кардинальные реформы, а вместо них Николай I решил законсервировать существующие порядки. Царь боялся думающих самостоятельных генералов и офицеров. Результат был налицо. Балтийский и Черноморский флоты содержались в образцовом порядке и большую часть времени проводили в базах. За 20 лет, предшествующих Крымской войне, менее десятка судов были отправлены на Дальний Восток, и периодически корабли, построенные в Архангельске, переходили морем в Кронштадт. Кроме этого Андреевский флаг в океанах не появлялся.

Как писал о Балтийском флоте управляющий Морским министерством Н. К. Краббе: «Плавая в течение короткого лета в наших северных водах, на слабо выстроенных судах, офицеры и команды не чувствовали ни любви, ни призвания к морскому делу, от которого к тому же отрывали их излишние занятия фронтовой службою, знание которой требовалось от них в той же степени отчетливости и совершенства во всех подробностях, как и от сухопутных войск».[16]

Появились на Западе пароходы, и наш царь, малость подождав, велел завести их и у нас. В итоге к 1853 г. на Балтикe было 11 пароходо-фрегатов со 105 орудиями и 15 малых пароходов с 74 орудиями (в основном малого калибра), но основной силой по-прежнему оставались 25 парусных кораблей (2077 орудий)[17] и 7 фрегатов (324 пушки).

На Черноморском флоте была та же картина?— 7 пароходо-фрегатов с 45 пушками, 21 малый пароход с 78 пушками, а главная сила?— 14 парусных кораблей (1410 пушек) и 7 фрегатов (376 пушек).

Подавляющее большинство русских пароходов было оснащено гребными колесами. Такой движитель не позволял размещать орудия в центре парохода, а главное, огромные колеса и кожухи были весьма уязвимы от огня вражеских орудий.

Но вот в 1851–1852 гг. почти одновременно в Англии и франции вводятся в строй большие винтовые корабли «Агамемнон» и «Наполеон». Но еще до ввода их в строй в обеих странах начинается массовое строительство паровых винтовых кораблей.

Николай I решил тоже построить несколько новых винтовых кораблей и оснастить паровыми машинами несколько старых. Однако все машины были заказаны в Англии, и с началом Крымской войны их поставили на… британские пароходы.

Ударная сила русского флота?— парусные корабли и фрегаты?— не могли сражаться с паровыми кораблями и фрегатами союзников. В результате Черноморский флот был заперт в Севастополе, а Балтийский?— в Кронштадте. Союзные флоты свободно ходили по обоим морям, захватывали торговые суда, обстреливали мирные города, где и войск-то не было, за исключением нескольких полицейских. Небольшие десанты высаживались на побережье, грабили обывателей, насиловали женщин. Не было ни одной статьи морского права, которую бы не попрали союзники. Но когда одна из петербургских газет посмела назвать англичан пиратами, министр иностранных дел России безродный космополит Карл Нессельроде пригрозил редактору Сибирью в случае повторения подобных высказываний. Так благодаря Нессельроде и

Николаю I Россия была лишена возможности вести даже пропагандистскую войну.

Война на море была бездарно проиграна не столько из-за превосходства союзников в паровых судах, сколько из-за отсутствия у наших адмиралов инициативы и смекалки, напрочь выбитых николаевским режимом. Наши адмиралы и офицеры предпочитали затопить флот, а сами героически умереть, но не выходить за рамки уставов и правил.

Пройдет всего каких-нибудь 6 лет, и в ходе Гражданской войны в США обе стороны будут чуть ли не ежедневно соревноваться друг с другом в изобретении новых средств борьбы на море и в тактике боя. В ход пойдут активные и пассивные минные заграждения, тараны, абордаж, брандеры, шестовые и буксируемые мины и т. д.

Замечу, что для применения всего этого не потребовалось бы каких-либо технических изобретений в 1856–1861 гг. и каких-то больших производственных мощностей. Те же брандеры, тараны, шестовые и буксируемые мины изготовлялись самими моряками в зоне боевых действий.

У заскорузлых военных историков постоянно встречается трафарет: «в войне такой-то был использован опыт…» или «… и на этом основании было сделано…» Так и это здесь не проходит?— ни северяне, ни южане слыхом не слыхивали о Крымской войне.

Бомбардир Петр Алексеев вместе с Алексашкой Меншиковым в устье Невы с лодок брали на абордаж шведские суда. Алексей Орлов в Чесме брандерами сжег турецкий флот. Так что же мешало в 1854–1855 гг. нашим офицерам атаковать союзные флоты?

Начну с того, что на Черном море англичане базировались в Балаклавской бухте, а французская эскадра?— в Камышовой бухте в нескольких километрах от Севастополя. Кто мешал лихой атаке пароходов Черноморского флота? Им все равно было суждено погибнуть. Не лучше ли было пасть в славном бою, пустив на воздух десятки вражеских судов?!

Двадцать один малый военный пароход плюс несколько десятков пароходов казенных ведомств и мобилизованных купеческих без особых проблем могли быть обращены в брандеры, носители шестовых мин, а также использоваться для постановки активных минных заграждений у Босфора, Варны, Балаклавы, Камышовой бухты и т. д. Замечу, что мины у русских были, но они применялись только в пассивных минных заграждениях, то есть у своих баз. Что же касается семи русских пароходо-фрегатов, то они могли бы осуществлять огневую поддержку ночных атаках малых пароходов.

Казалось бы, сам Бог велел использовать брандеры, шестовые мины и, наконец, абордаж в ночных операциях в Керченском проливе, Азовском море и Днепро-Бугском лимане. Замечу, что там в свое время адмиралы Потемкина и разгромили турецкий флот, используя брандеры и абордаж.

Пароходы союзников были неповоротливы и давали в лучшем случае 7–11 узлов, то есть ненамного больше, чем русские малые пароходы. Скорострельной противоминной артиллерии и в помине не было, а большинство крупнокалиберных пушек имело крайне малый угол горизонтального наведения, немногочисленные же пушки, стоявшие на оконечностях кораблей, имели столь малую скорость наведения, что попасть из них ночью в движущийся малый пароход или паровой баркас было практически невозможно. Это, кстати, подтвердилось и в ходе американской Гражданской войны (1861–1865 гг.), и в ходе русско-турецкой войны 1877–1878 гг. То же самое могло произойти и на шхерах Балтики.

И, наконец, Российская империя обладала огромными валютными резервами, русская разведка была сильнейшей в мире. А вот результат печальный: ни одной диверсии против союзных кораблей ни в их родных, ни в нейтральных портах.

При описании русско-турецких войн наши историки, как правило, обходят своим вниманием действия союзного греческого флота в 1768–1774 гг., в 1787–1791 гг. и в 1827–1828 гг. Возможно, кто-то из читателей удивится, мол, и государства тогда такого не было. Совершенно верно. Греция находилась под турецким владычеством, и именно поэтому сотни греческих купцов, получив весть о начале очередной русско-турецкой войны, откуда-то доставали пушки и начинали бить турок.

Спору нет, никаких морских конвенций греческие пираты не придерживались, да и не читали их вообще. И, честно говоря, я полностью на их стороне?— выполнять конвенции нужно взаимно. А тот, кто предпочитает выполнять их в одностороннем порядке, неся при этом излишние людские потери?— преступник и изменник.

Греческие корсары во всех войнах успешно действовали в Восточном Средиземноморье, а в 1787–1791 гг. — и на Черном море. И если признаться честно, то корсары нанесли туркам куда больший экономический ущерб, чем действия русских эскадр. И в Крымскую войну тысячи греков готовы были поддержать русских, а заодно и заняться весьма прибыльным бизнесом. Надо ли говорить, что если бы Николай I в 1854 г. отправил в Эгейское море два-три десятка храбрых морских офицеров и сотню тысяч золотых рублей, у союзников на коммуникациях начались бы большие проблемы. Но Николаю I не нужны были ни Орловы, ни Потемкины. Сегодня они победят союзников, а завтра могут запросто устроить «геморроидальные колики» или «апоплексический удар».

Были и другие варианты активных действий против союзников. Так, например, находившийся в Североамериканских Штатах со специальными поручениями адъютант дежурного генерала Главного морского штаба капитан-лейтенант А.С Горковенко направил в феврале 1854 г, генерал-адмиралу великому князю Константину Николаевичу докладную записку «О гибельном влиянии, какое имело бы на торговлю Англии появление в Тихом океане некоторого числа военных крейсеров наших, которые забирали бы английские купеческие суда около западных берегов Южной Америки, в водах Новой Голландии и Китайских».

Горковенко предложил совершенно конкретный план: «В Сан-Франциско легко можно купить нужное число клиперов… отлично-хороших ходоков, во всех отношениях способных к такому крейсерству». Команды на клипера предполагалось снять с фрегатов вице-адмирала Е. В. Путятина, находившихся на Камчатке. Автор проекта совершенно резонно отмечал: «Можно наверно сказать, что первое известие о взятии нашими крейсерами английских торговых судов произведет сильное действие на Лондонской бирже, цена страхования судов возвысится непомерно, все товары будут отправляться на американских судах и английское торговое судоходство в Тихом океане уничтожится. Те же самые крикуны, которые теперь требуют войны, попросят мира, тем более, что поймать наши крейсеры на пространстве океана будет делом почти невозможным, как бы многочисленны ни были военные суда, для того отряжаемые из Англии и Франции. Небольшие клипера всегда могут укрыться там, где появление военного фрегата или корвета тотчас сделается известным…»

Интересна резолюция генерал-адмирала на этом документе: «Государю эта мысль очень понравилась, и он приказал мне лично переговорить с Нессельроде об исполнении. Пугают только деньги».

Понятно, что эта идея не понравилась Нессельроде.

Результатом «разрухи в головах» царских адмиралов стало позорное поражение в Крымской войне и не менее позорный Парижский мир. Другой вопрос, что для внутреннего пользования правительство растиражировало множество благостных сказочек?— о героических адмиралах, специально вылезавших за бруствер на бастионах Севастополя, чтобы получить полю в лоб, о лихом матросе Кошке,[18] о прапорщике Щеголеве, батарея которого защищала Одессу, об архимандрите Соловецкого монастыря Александре, приказавшем стрелять по союзной эскадре из древних монастырских орудий и т. д. Спору нет, и матрос, и прапорщик, и архимандрит?— молодцы и заслуживают благодарной памяти потомков. Но, увы, в целом эта война?— сплошной позор для России, которая была проиграна царем, его министрами и адмиралами.

Но вот через несколько месяцев после заключения Парижского мира русский флот вышел в Мировой океан. На Западе недоумевали, мол, флот русских разбит, нация унижена, да и раньше их корабли редко хаживали за Босфор и Датские проливы. И вот впервые в истории Андреевский флаг гордо развевается над всеми океанами.

Что же произошло? Командование флотом оказалось в руках новых людей, и в океан вышли новые корабли. Формальной главой флота был генерал-адмирал, который числился в табели о рангах в I классе. Любопытно, что «границы власти и влияния этого чина точно в законах не определены».[19] И длительное время эта должность была синекурой для высочайших особ.

22 августа 1833 г. Николай I произвел в генерал-адмиралы своего второго сына Константина. Таким образом, главой флота стал пятилетний малыш. Понятно, что до смерти императора флотом управляли старые адмиралы. Одним из первых деяний нового императора Александра II стала передача 27-летнему брату всей власти в Морском ведомстве. Великий князь Константин Николаевич был произведен в полные адмиралы и морские министры.

Увы, новые назначения не очень радовали великого князя. Он писал другу: «Пишу под грустным впечатлением всего, что вижу, и при горьком сознании, что я теперь не что иное, как генерал-адмирал без флота».[20]

Благодаря усилиям Константина Николаевича создается новый флот. С 1856 г. по 1865 г. в России в строй вступают фрегаты «Аскольд», «Илья Муромец», «Громобой», «Олег», «Пересвет», «Ослябя», «Александр Невский», «Дмитрий Донской» и «Севастополь», а в Америке?— фрегат «Генерал-Адмирал».

В тот же период вводятся в строй балтийские корветы, построенные на русских верфях: «Боярин», «Новик», «Воевода», «Посадник», «Медведь», «Вол», «Гридень», «Рында», «Калевала», «Богатырь», «Варяг», «Витязь», «Аскольд». Во Франции для Балтики был построен корвет «Баян». Кроме того, 6 корветов былп построены в Петербурге и переданы на Черноморский флот и 4 корвета для Черноморского флота были построены в Николаеве.

И, наконец, впервые в нашем флоте появляется новый, класс быстроходных судов?— клипера.

Клипера появились в Англии в середине XIX века. До сих пор они являются самыми быстроходными парусными судами дальнего плавания. Поначалу это были быстроходные купеческие суда. Клипера, занимавшиеся перевозкой чая из Китая, назывались чайными, а перевозкой шерсти из Австралии?— шерстяными. В 60-х годах XIX века чайные клипера доходили из Китая до Англии за 90–100 дней, обгоняя даже пароходы.

И вот в России решили использовать эти быстроходные парусные суда для крейсерской войны в Мировом океане. В результате русские клипера на многие десятилетия стали головной болью британских министров и адмиралов.

Дело в том, что уже со времен Крымской войны парусные суда не могли в бою эффективно противостоять паровым. Паровой корабль мог зайти с носа или кормы и несколькими залпами бортовых орудий нанести паруснику тяжелые повреждения. Замечу, что такое случалось и до появления паровых машин. Так, в 1789 г. русский 22-пушечный катер (бриг) «Меркурий», маневрируя на веслах, подошел с кормы к шведскому 44-пушечному фрегату «Венус» и в упор открыл огонь из 24-фунтовых каронад. «Венус» мог отвечать лишь огнем двух 6-фунтовых пушек. После 2,5 часов обстрела разбитый шведский фрегат спустил флаг.

Но зато у первых пароходов машины были малоэффективными и «жрали» много угля. Таким образом, пароход мог идти под парами от 3 до 5 дней. Надо ли говорить, что для крейсерства в океане в те годы требовалось сочетание паруса и пара. Такими судами и стали русские паровые клипера.

В июне 1855 г. великий князь Константин Николаевич приказал начальнику казенных Адмиралтейских заводов инженер-генералу А. Я. Вильсону представить соображения об изготовлении к марту 1856 г. «шести винтовых паровых механизмов высокого давления в 120 сил каждый», отправке их в Архангельск в разобранном виде «зимним путем» и сборке на месте.

Предложения Вильсона были утверждены 31 августа 1855 г., а 2 сентября направлены для исполнения управляющему Кораблестроительным департаментом Морского ведомства[21] капитану 1-го ранга М. Д. Тебенькову с припиской:

«…Назначение вышеупомянутых механизмов не должно ни под каким видом быть оглашено, а оставаться известным только Вашему Превосходительству».

Постройка клиперов должна была идти в условиях «чрезвычайной секретности»?— великий князь готовил сюрприз просвещенным мореплавателям.

Общее техническое руководство проектированием клиперов и их механизмов глава Морского ведомства поручил члену Пароходного комитета капитану 2-го ранга И. А. Шестакову, а чертежи судов разрабатывал корпуса корабельных инженеров поручик А. А. Иващенко.

В Архангельске к предварительным работам по постройке клиперов приступили 24 сентября 1855 г. Через месяц адмирал С. П. Хрущов сообщал: «…с получением… теоретического чертежа, для построения здесь шести клиперов, разбивка на плазе сделана, лекала приготовлены, кили и штевни связаны и для наборных членов леса выправлены. Для закладки клиперов в Большом адмиралтействе, на трех некрытых и одном крытом эллинге стапель-блоки положены, а также старые два эллинга в Среднем адмиралтействе исправлены и в них стапель-блоки также на местах; теперь оканчиваются работою спусковые фундаменты, но самую постройку клиперов за неполучением практических чертежей требуется приостановить. Уведомляя об этом Кораблестроительный департамент, прошу поспешить присылкою сюда практических чертежей означенных клиперов или корветов и чертежа вооружения их». (Сх. 12).

Схема 12. Клипера архангельской постройки:

а?— продольный разрез.

1?— шкиперские помещения; 2?— камбуз; 3?— помещение опреснительного аппарата; 4?— крюйт-камера; 5?— вход в крюйт-камеру (по бортам?— цепные ящики); 6?— порт 60-фн орудия; 7?— выгородка для хранения матросского имущества; 8?— аптека (на правом борту?— канцелярия); 12?— железный шпор грот-мачты; 13?— сходной трап (мог использоваться как порт 24-фн пушко-карронады); 14?— паровая машина; 15?— каюта механика; 16?— помещение кочегаров; 17?— ахтерлюк (помещение мокрой провизии); 18?— ядерные ящики; 19?— бомбовые погреба; 20?— кают-компания (по бортам?— каюты офицеров); 21?— порт 24-фн пушко-каронады; 22?— рубка; 23?— каюта командира; 24?— помещение сухой провизии; 25?— вход в помещение сухой провизии (по бортам?— штульцы); 26?— колодец гребного винта.

б?— мидель-шпангоут.

Листвинничные части: 1?— киль; 2?— кильсон; 3?— шпангоуты; 4?— бархоут (поясья наружной обшивки выше ватерлинии); 5?— верхний и нижний планшири; 6?— спиркетингс (пояс внутренней обшивки выше ватервейса); 7?— ватервейс; 8?— привальный брус и клямсы; 9?— продольные связные поясья; 10?— рас к осины. Сосновые части: 11?— наружная обшивка; 12?— внутренняя диагональная обшивка между раскосинами и связными поясьями; 13?— внутренняя обшивка между раскосинами и связными поясьями; 14?— бимсы; 15?— настил верхней палубы; 16?— карлингсы. Железные части: 17?— ридерсы; 18?— кницы.

В середине декабря 1855 г. в Архангельск «к наблюдению для более успешного хода работ» был отправлен капитан-лейтенант А. А. Попов?— участник обороны Севастополя, впоследствии известный адмирал.

В самые трескучие морозы и полярную ночь 5 января 1856 г. в Архангельске были заложены первые шесть русских клиперов?— «Разбойник», «Стрелок», «Джигит», «Опричник», «Пластун» и «Наездник». Любопытно, что даже в секретной переписке новые суда не называли клиперами, а именовали шхунами или винтовыми лодками.

Пока в Архангельске строили корпуса клиперов, на Ижорском заводе изготавливали их силовые установки. 28 октября начальник завода сообщил Кораблестроительному департаменту: «…К делу машин приступлено и много разных частей вчерне уже заготовлено».

Для удобства перевозки каждая машина разбиралась на 20 частей весом от 330 кг до 2550 кг, а паровые котлы разбирались на 9 частей весом от 570 кг до 3000 кг. Суммарный вес одного механизма предварительно оценивался в 28 т, но в действительности оказался намного больше. Вес только машины, гребного вала и винта составил 33,7 т.

Кроме механизмов, Ижорские заводы изготавливали камбузы, помпы и иллюминаторы.

Уже в ходе строительства клиперов в их конструкцию было внесено серьезное изменение?— гребной винт решили делать подъемным. Дело в том, что на пароходах гребные колеса и винты создавали сильное сопротивление воды при движении под парусами. Чтобы увеличить ход под парусами, было решено отсоединять гребной винт от вала и поднимать в так называемый «винтовой колодец». Замечу, что военным судам, не имевшим винтового колодца, приходилось, идя под парусами, не гасить топки, а медленно прокручивать винты, чтобы уменьшить сопротивление воды (Сх. 13).

Схема 13. Подъемный винт на клипере 1-го поколения «Опричник»

В связи с окончанием Крымской войны отпала необходимость возки всех механизмов клиперов в Архангельск. Железной дороги тогда и в помине не было, и перевозка машин обходилась очень дорого. Поэтому часть клиперов решили оснастить машинами в Кронштадте, куда клипера должны были прийти под парусами.

23 мая 1856 г. капитан 2-го ранга А. А. Попов доложил Кораблестроительному департаменту: «Одна из машин, предназначенная для строящихся клиперов, отправленная через Вологду, прибыла благополучно в Архангельск, и тотчас по выгрузки будет поставлена на клипер „Опричник“. Считаю долгом присоединить ходатайство о немедленной присылки мастеровых, которых Колпинский завод обещал выслать в Архангельск на почтовых для сборки и установки машин».

Вскоре в Архангельск прибыли механизмы второго клипера и котлы для третьего клипера.

Команды клиперов были составлены в основном из моряков-черноморцев, затопивших свои корабли в Севастополе.

30 мая 1856 г. в Архангельске был спущен на воду головной клипер «Разбойник». 20 июня был спущен «Стрелок», а через 2 дня?— сразу 2 клипера, «Джигит» и «Пластун».

С 5 по 7 июля «Разбойник» проходил испытания в Белом море. В отчете об испытаниях А. А. Попов записал: «Между значительным количеством разнородных судов, на которых я имел счастье служить доселе, не было ни одного столь остойчивого на волнении, как клипер „Разбойник“… Несмотря на довольно большую зыбь и соответствующую силе ветра парусность в клипер не попало ни одной брызги; 6,5 и 7 узлов хода в крутой бейдевинд не могли образовать волну или пену перед носом?— то и другое выходило от середины судна. Крен не превышал 2 градусов».

29 июля «Разбойник», «Стрелок», «Пластун» и «Джигит» ушли под парусами в Кронштадт, куда прибыли в начале сентября. На «Джигите» в разобранном виде находились его паровые котлы.

Клипера «Опричник» и «Наездник» спустили на воду 14 июля. Задержка в их строительстве объясняется тем, что машины на них устанавливались в Архангельске. Установка механизмов на этих клиперах заканчивалась 15 августа 1856 г.

25 августа «Опричник» и «Наездник» впервые вышли в море и направились к Соловецким островам. Испытания выявили ряд дефектов машин, из-за чего максимальная скорость хода не превысила 4,5 узлов. Для усиления тяги решили переделать поддувала топок, а телескопическую дымовую трубу заменить более высокой, заваливающейся.

Замечу, что на большинстве корветов и фрегатов русского флота дымовая труба делалась телескопической, дабы при движении под парусами она складывалась и не мешала работе команды с парусами.

Поначалу считали, что мощность котлов мала, но позже выяснилось, что малый ход клиперов обусловлен безграмотными действиями машинной команды.

К 12 сентября устранили ряд замеченных недостатков в машинах и ввели в действие устройство для подъема винта. А через 2 дня клипера отправили в Кронштадт. Уже 15 сентября клипера в густом тумане потеряли друг друга и далее шли индивидуально. В пути они задержались из-за штормов в прибыли в Балтийские проливы лишь в ноябре. Далее идти в Кронштадт было бесполезно?— Финский залив вскоре должен был покрыться льдом.

Идти в русский порт Виндаву (в настоящее время Вентс-пилс), где навигация продолжалась круглый год, господам офицерам не хотелось?— провинциальный городишко, скука-с. В итоге зазимовали в Копенгагене.

Между тем 4 клипера, пришедшие в Кронштадт без машин, были разоружены (то есть снято артиллерийское и парусное вооружение) и введены в сухие доки Кронштадта для установки паровых машин. По результатам похода вокруг Скандинавского полуострова офицеры клиперов предложили улучшить их парусное вооружение. Первоначально клипера несли парусное вооружение по типу трехмачтового барка, то есть бизань-мачта «сухая»?— не имела реев и несла только косые паруса, на остальных мачтах паруса прямые.

Зимой 1856/57 г. при участии капитана 1-го ранга А. А. Попова был составлен новый чертеж парусности. Значительно позднее, когда Попов командовал вторым Амурским отрядом, он перевооружил клипер «Опричник», добавив прямые паруса на грот-мачту и укоротив бизань-мачту. Такой тип вооружения, оказавшийся наиболее удачным, приняли и для остальных пяти клиперов (Сх. 14).

Схема 14. Варианты парусного вооружения клиперов архангельской постройки:

а?— по первоначальному чертежу (1855–1856 гг.). 1?— бом-кливер; 2 — кливер; 3?— фока-стаксель; 4?— брифок; 5?— штормовой брифок; 6?— фок; 7?— штормовой фок; 8?— фор-топсель (рейковый); 9?— грот-стень-стакоель; 10?— грот; 11?— штормовой грот; 12?— грот-топсель (рейковый), 13?— крюйс-стень-стаксель; 14?— бизань; 15?— штормовая бизань; 16?— крюйс-топсель (рейковый).

б?— по чертежу 1857 г. добавлены следующие паруса: 17?— второй фока-стаксель; 18?— фор-марсель; 19?— фор-брамсель; 20?— фор-бом-брамсель; 21?— ундер-лисели (треугольные); 22?— фор-масалисели; 23?— ринг-тейль; 24?— грот-топсель (треугольный); 25?— крюйс-топсель (треугольный); убран фор-топсель (8).

в?— клипер «Опричник» имел в 1859 г. следующие дополнительные паруса: 26?— бригрот; 27?— штормовой бригрот; 28?— грот-марсель; 29?— грот-брамсель; 80?— грот-марса-лисели; убраны фор-бом-брамселъ(20), грот-топсели (12,24) и крюйс-стень-стаксель(13).

В мае 1857 г. четыре клипера с установленными машинами вывели из доков, а в начале июня в Кронштадт пришли из Дании «Опричник» и «Наездник». Все шесть клиперов были полностью готовы к выходу в Мировой океан.

Согласно проекту, длина их между перпендикулярами составляла 46,3 м, ширина 8,4 м, а осадка 3,9 м. Индикаторнал же мощность машин было от 200 до 300 лошадиных сил (л. с.). Двухцилиндровая горизонтальная высокого давления простого расширения паровая машина без охлаждения с выпуском отработанного пара в дымовую трубу работала по принципу локомотивной. Гребной винт двухлопастный, подъемный. Цилиндрические огнетрубные однотопочные пролетного типа котлы имели наибольшее рабочее давление пара 60 фунтов на кв. дюйм (0,42 мПа).

На «Разбойнике», «Стрелке» и «Пластуне» стояло по 3 котла (запас угля около 57 т), а на «Джигите», «Опричнике» и «Наезднике»?— по 2 котла с запасом угля около 95 т. По оценке Пароходного комитета дальность плавания под парами составляла: для клипера с тремя котлами около 700 миль при 10-узловом ходе, а для клипера с двумя котлами 1730 миль при 9 узлах.

Корпуса архангельских крейсеров были построены из лиственницы, с отдельными элементами из дуба и сосны. Крепления подводной части медные, а надводной?— железные.

Все шесть клиперов имели одинаковую артиллерию: одну 60-фунтовую пушку № 1 на поворотной платформе, что позволяло вести огонь на оба борта, и две 24-фунтовые пушко-каронады.

К 1857 г. русский флот имел на вооружении только гладкоствольные орудия. 60-фунтовая пушка № 1[22] была тогда самой мощной русской корабельной пушкой. Калибр ее составлял 7,7 дюйма (196 мм), а длина ствола 17,6 калибра. Вес орудия 300 пудов (4914 кг).

В боекомплект пушки входили: стальное ядро весом 30,3 кг; чугунное ядро весом 26,2 кг; чугунная бомба весом 18,7 кг, снаряженная 0,82 кг черного пороха; а также картечь?— дальняя в железных кругах (9 ядер диаметром 80,6 мм и весом около 2 кг) и ближняя в железном корпусе (4 пули диаметром 46 мм и весом по 375 г и 108 пуль диаметром 36,6 мм и весом по 183 г).

Стальное ядро предназначалось для стрельбы по только что появившимся броненосцам, максимальная толщина брони которых не превосходила 114 мм. В ходе стрельб на Волковом поле[23] по макету отсека британского броненосца стальные ядра 60-фунтовой пушки № 1 с расстояния 100 саженей (213 м) пробивали 114,3-мм броневую плиту, но застревали в деревянной обшивке. Таким образом, стреляя в упор, клипер мог теоретически пробить броню британского броненосца, но практически с 60-фунтовыми пушками лучше всего было держаться от броненосцев подальше.

Зато чугунное ядро могло пробить любой другой корабль на оба борта на дистанции до 3519 м при угле возвышения 18°. Дальность стрельбы бомбой была чуть меньше?— 3148 м.

Дальняя картечь поражала противника на дистанции до 740 м, а ближняя?— на дистанции до 300 м. В боекомплект клипера входили 200 выстрелов для 60-фунтовой пушки.

24-фунтовые пушко-каронады представляли собой орудия ближнего боя. Калибр их составлял 5,95 дюйма (151,1 мм), длина ствола 14,7 калибра, вес ствола 1601 кг, а вес станка 352 кг.

В боекомплект 24-фунтовой пушко-каронады входили чугунная бомба весом 8 кг и ближняя картечь в корпусе весом 12,3 кг. Табличная дальность стрельбы бомбой 2600 м при угле возвышения 14°. В боекомплекте клипера было по 150 выстрелов на ствол для 24-фунтовых пушко-каронад.

Команда архангельского клипера состояла из 9 офицеров и 92 младших чинов.

Прежде чем перейти к дальним походам клиперов, стоит рассказать и о постройке других клиперов 1-го поколения (1856–1863 гг.). В 1859 г. в Англии судостроитель Питчер по заказу русского правительства заложил клипер «Гайдамак». Стоимость клипера без машины была определена в 202 714 руб. 50 коп. золотом. Корпус был изготовлен из английского дуба с элементами из остиндийского тика, данцигской сосны и американского горного вяза.

Машина была заказана отдельно на заводе Модзлел, Фильда и K° за 114 730 рублей. Мощность машины 250 номинальных л. с.[24] Винт двухлопастный. Стандартное водоизмещение «Гайдамака» 1094 т. Длина между перпендикулярами 64,9 м, ширина 9,5 м, осадка 4,3 м.

Клипер был спущен на воду 1 апреля 1860 г. и в том же году прямо из Англии отправился на Дальний Восток.

22 июля 1859 г. в Финляндии, являвшейся тогда частью российской империи, на острове Реве на Бьернеборгской верфи были заложены клипера «Абрек» и «Всадник». Строились клипера из дуба с элементами из сосны. Крепление подводной части было медное, а надводной?— железное.

Стоимость постройки клиперов без машин: «Абрека»?— 199 767 руб., «Всадника»?— 194 807 руб. Машину для «Абрека» заказали в Англии фабриканту Гомфрейсу за 149 474 руб., а для «Всадника»?— Бьернеборгскому механическому заводу за 143 234 руб. Англичане, понятно, сделали все как положено, а финны схалтурили. В результате машину «Всадника» еще до установки на клипер пришлось переделывать на казенном Кронштадтском пароходном заводе, и переделка обошлась в 7887 руб. 54 коп.

Боюсь, кому-то покажутся подсчеты копеек мелочностью автора, но это хорошая иллюстрация того, как с 60-х годов XIX века до 1917 г. работали наши частные и казенные заводы. К примеру, стоимость одинаковых артиллерийских снарядов на частных заводах была в полтора-два раза выше, чем на казенных, то же самое и с корабельной броней. А главное, качество продукции на частных заводах было несравненно ниже, а сроки выполнения заказов Военного и Морского ведомств постоянно срывались. Замечу, что если с иностранных заводов за просрочку контрактов наши военные брали положенные суммы, то российским частным заводам в основном все «прощалось». В результате в 70-х годах XIX века ряд частных заводов, не справившихся с военными заказами, пришлось национализировать. В частности, к Морскому ведомству отошли Обуховский Сталелитейный и Севастопольский морской заводы.

Но вернемся к многострадальному «Всаднику». «Абрек» был спущен на воду 26 мая, а «Всадник» 1 июля 1860 г. По спецификации машины обоих клиперов должны были иметь по 300 номинальных л. с. Английская машина в ходе испытаний на «Абреке» дала 1109 индикаторных л. с, а машина

«Всадника», несмотря на все исправления Кронштадтского завода, только 741 индикаторную л. с.

«Абрек» вступил в строй в начале кампании 1861 г., а «Всадник»?— 28 сентября 1862 г.

31 декабря 1860 г. в Петербурге на верфи «Галерный ост-ровок» (с 1908 г. Адмиралтейский судостроительный завод) были заложены клипера «Жемчуг» и «Алмаз».

Корпуса клиперов строились из курляндского дуба с элементами тика, красного дерева и сосны. Крепление подводной части медное, а надводной?— железное. Длина между перпендикулярами 76,2 м, ширина 9,4 м, осадка носом 4 м, кормой 4,7 м. Водоизмещение 1585 т. Стоимость клиперов без машин: «Жемчуга»?— 294 473 руб. 70 коп., а «Алмаза»?— 295 882 руб. 50 коп.

Для обоих клиперов машины заказали тому же Гомфрей-су. Машина для «Жемчуга» обошлась в 179 896 руб., а для «Алмаза»?— в 165 159 руб. Мощность машин 350 номинальных л. с.

«Алмаз» был спущен на воду 5 октября, а «Жемчуг» 14 октября 1861 г. На испытаниях «Алмаз» показал 12,5 узлов при мощности машины 1453 индикаторные л. с, а «Жемчуг» также развил 12,5 узлов при мощности машины 1438 индикаторных л. с.

Клипер «Изумруд» был заложен 15 июня 1861 г. в Петербурге в Новом Адмиралтействе, а однотипный «Яхонт»?— на Охтинской верфи. Корпуса строились из курляндского, польского и казанского дуба с элементами тика, красного дерева, лиственницы и сосны. Крепление подводной части медное, а надводной?— железное. Стоимость клиперов без машин: «Изумруда»?— 304 417 руб., а «Яхонта»?— 358 423 руб. Раз-мерения клиперов одинаковы с «Алмазом».

Для обоих клиперов машины заказали в Бельгии на заводе Коккериль по цене 157 274 руб. 50 коп. за машину. Мощность машин 350 номинальных л. с.

«Изумруд» был спущен 2 сентября, а «Яхонт» 6 октября 1862 г. На ходовых испытаниях «Изумруд» дал 13 узлов при мощности машины 1254 индикаторные л. с, а «Яхонт» соответственно 12 узлов при 1200 индикаторных л. с.

А теперь перейдем к артиллерийскому вооружению последних семи клиперов 1-го поколения. Главным калибром их были три 60-фунтовые пушки № 1 на поворотных платформах, способные стрелять на оба борта. Более мощных орудий пока не было.

А вот с орудиями среднего калибра у клиперов был разнобой. Так, «Абрек» получил две 8-фунтовые нарезные пушки, бедные 8-фунтовые пушки имели калибр 4,18 дюйма, то есть 106,1мм, длину ствола 19,4 калибра, вес ствола 753 кг. Пушки заряжались с дула и стреляли цилиндрическими снарядами, снабженными двумя рядами цинковых выступов, которые и входили в нарезы.

В боекомплект нарезных заряжаемых с дула 8-фунтовых и 4-фунтовых пушек входили чугунная граната, картечная граната (примитивная шрапнель) и картечь.

8-фунтовая пушка стреляла гранатой весом 11 кг на дистанцию 3845 м при угле возвышения 16°. Дальность стрельбы картечной гранаты определялась трубкой?— 1667 м. Эффективная предельная дальность картечи 555 м.

Клипера «Гайдамак», «Жемчуг», «Алмаз», «Изумруд» и «Яхонт» имели не две, а четыре 8-фунтовые нарезные пушки.

А вот «Всадник» в качестве артиллерии среднего калибра имел два старых 1/2-пудовых единорога. Калибр единорога 6,09 дюйма (154,7 мм). Дальность стрельбы бомбой весом 8,7 кг составляла 1985 м при угле возвышения 12°.

Как уже говорилось, сразу же после Крымской войны наши корабли вышли в океан. Для этого был ряд объективных и субъективных причин. Во-первых, английский кабинет постоянно грозил России войной, и присутствие русских крейсерских судов в океане было хорошим сдерживающим фактором для ретивых лордов. Во-вторых, присутствия русского флота на Средиземном море и в Тихом океане требовали государственные интересы России.

Был и субъективный фактор. В Морском ведомстве решили отказаться от ежегодного производства офицеров и перейти к системе производства только на свободные вакансии, в основу производства положить морской ценз, по которому для получения следующего чина необходимо было пробыть определенное число лет в плавании (мичману полтора года, лейтенанту 4,5 года), а для получения чина штаб-офицера?— командовать судном.

Понятно, что морской ценз надо было зарабатывать не в Финском заливе.

С подачи министра иностранных дел А. М. Горчакова поначалу приоритет был отдан Средиземному морю. Новые суда еще не были готовы, и туда пошли морально устаревшие суда.

8 октября 1856 г. из Кронштадта вышла эскадра контрадмирала А. Е. Беренса в составе паровых судов?— корабля «Выборг»[25] и фрегата «Полкан», а также парусников?— фрегата «Кастор» и брига «Филоктет». При этом часть пути парусные суда шли на буксире у паровых. В декабре 1856 г. эскадра пришла на Средиземное море.

Фрегат «Полкан» был отправлен в Грецию в распоряжение русского посланника, а бриг «Филоктет» для аналогичной функции?— в Константинополь. «Выборг» и «Кастор» несколько недель простояли в Ницце, а затем в Генуе в связи с нахождением там вдовствующей императрицы Александры Федоровны.

Вскоре в Ниццу прибыл и пароходо-фрегат «Олаф». Из Ниццы в Геную он перевез великого князя Михаила Николаевича.

«Выборг», «Кастор» и «Олаф» вернулись в Кронштадт летом 1857 г., «Филоктет»?— в августе 1858 г., а «Полкан»?— в июле 1859 г.

Замечу, что наряду с судами новейшего типа строились и нелепые пароходо-фрегаты, устаревшие еще ко времени Крымской войны. Так, последний пароходо-фрегат «Рюрик» был спущен 21 октября 1870 г. Водоизмещение его составляло 1662 т, а машины имели мощность 300/739 (номинальных/индикаторных) л. с.

Пароходо-фрегаты были созданы, когда еще не существовало винтовых судов. Их громадные колеса не позволяли развявать большую скорость хода под парами и создавали огромное сопротивление воды под парусами. Сражаться не только с броненосцами, но даже с деревянными винтовыми кораблями они не могли. Из-за колес они не могли эффективно использоваться в крейсерской войне.

Риторический вопрос?— зачем же их строили? Хотите?— верьте, хотите?— нет: из-за панического страха нашей августейшей фамилии перед винтовыми судами. Почему? Психически здоровому человеку не понять. И пароходо-фрегаты в основном использовались для перевозки Романовых (а число августейших особ к тому времени перевалило за три десятка), нз Кронштадта на историческую родину?— в Германию, а также для круизов по Средиземному морю. (Причем ходить вокруг Европы на пароходо-фрегатах августейшие особы обычно не решались.) В 1858 г. пароходо-фрегат «Гремящий» был послан из Кронштадта в Архангельск только затем, чтобы перевезти Александра II из Архангельска в Соловецкий монастырь. В том же году пароходо-фрегаты «Олаф», «Гремящий» и «Рюрик» неоднократно гонялись в Данию и Пруссию с менее значительными, но все же «августейшими» особами.

Пароходо-фрегат «Рюрик» был построен специально для перевозки «особ». Любопытная деталь: в 1874 г. вице-адмирал Казакевич приказал снять с «Рюрика» кормовое 6-дюймовое орудие, поскольку оно мешало организации пьянок Его Императорскому Высочеству великому князю Константину Николаевичу («корма была единственным свободным местом для обедов, которые давались Его Высочеством»).

8 июля 1857 г. из Кронштадта на Тихий океан ушел фрегат «Аскольд» под командованием флигель-адъютанта Унковского. А 19 сентября 1857 г. из Кронштадта на Тихий океан впервые в истории российского флота пошла целая эскадра под командованием капитана 1-го ранга Д. Н. Кузнецова. Она получила название первого Амурского отряда, в составе которого были корветы «Воевода», «Новик», «Боярин» и клипера «Джигит», «Пластун» и «Стрелок». Российско-американская компания предоставила для них судно снабжения?— транспорт «Николай I».

Впервые клипера шли в дальний поход, который с учетом сложности отношений с Англией в любой момент мог стать боевым. Понятно, что шесть быстроходных судов при первом же известии о войне немедленно бы разошлись и отправились в индивидуальное крейсерство, наделав «много шума» на вражеских коммуникациях.

Командир отряда Кузнецов писал о клиперах архангельской постройки: «Во всех портах иностранные морские офицеры любовались наружным видом клиперов… Образование носовых линий превосходное, корветы и клиперы свободно разрезают воду, не претерпевают ударов в носовую часть и на волнение всходят легко. „Джигит“, имея два паровых котла, никогда не уступал в ходу прочим судам отряда с тремя котлами, между тем топлива брал на семь дней, когда прочие клиперы имеют его не более чем на четыре или пять дней. При: 24 фунтах пара ход был шесть узлов, а при 45 доходил до восьми-девяти».

Большая часть перехода осуществлялась под парусами. Так, у «Джигита» в 321-суточном плавании от Кронштадта до залива Де-Кастри из 190 ходовых суток лишь 15 суток 9 часов приходилось на долю машины, работавшей преимущественно в штиль и маловетрие.

А вот как описывал жизнь на клиперах известный писатель К. М. Станюкович, который сам служил на клиперах и корветах: «Клипер пришел на рейд накануне, перед вечером, и потому „чистота“ была отложена до утра. И вот, как только пробило восемь склянок (четыре часа), клипер ожил.

Босые, с засученными до колен штанами, матросы рассыпались по палубе. Одни, ползая на четвереньках, усердно заскребли ее камнем и стали тереть песком; другие „проходили“ голиками, мылили щетками борта снаружи и внутри и окачивали затем все обильными струями воды из брандспойтов и парусинных ведер, кстати тут же свершая утреннее свое омовение.

Под горячими лучами тропического солнца палуба высыхает быстро, и тогда-то начинается настоящая „отделка“.

Несколько десятков матросских рук принимаются убирать судно, словно кокетливую, капризную барыню на бал.

Клипер снова трут, скоблят, тиранят?— теперь уже „начисто“, — подкрашивают борты, подводят на них полоски, наводят глянец на пушки, желая во что бы ни стадо уподобить чугунную поверхность зеркальной, и оттирают медь люков, поручней и кнехтов с таким остервенением, словно бы решились тереть до тех пор, пока блеск меди не сравнится с блеском солнца.

Перегнувшись на реях, марсовые ровняют закрепленные паруса; на марсах подправляют „подушки“ парусов у топов. Внизу?— разбирают и укладывают снасти. Двое матросов висят по бокам дымовой трубы на маленьких, укрепленных на веревках дощечках, слывущих на морском жаргоне под громким названием „беседок“ (хотя эти „беседки“ так же напоминают настоящие, как виселица?— турецкий диван), подбеливая места, чуть тронутые сажей, и мурлыкая себе под нос однообразный мотив, напоминающий в этих южных широтах о далеком севере…

У матросов работа кипит. Они лишь урывками бегают своей особенной матросской побежкой (вприпрыжку) на бак?— курнуть на скорую руку, захлебываясь затяжками махорки, взглянуть на сияющий зеленый берег и перекинуться замечаниями насчет окружающей благодати.

Такая же отчаянная чистка идет, разумеется, и внизу; в палубе, в машине, в трюме, — словом, повсюду, до самых сокровенных уголков клипера, куда только могут проникнуть швабра, голик и скрябка и долететь крепкое словечко.

Уже восьмой час на исходе.

Уборка почти окончена. Только кое-где еще мелькают последние взмахи суконок и кладутся последние штрихи маляр-бой кисти.

Матросы только что позавтракали, переоделись в чистые рубахи и толпятся на баке, любуясь роскошным островом и слушая рассказы шлюпочных, побывавших вчера на берегу, когда отвозили офицеров.

В открытый люк кают-компании виден накрытый стол с горой свежих булок и слышны веселые голоса только что вставших офицеров, рассказывающих за чаем о вчерашнем ужине на берегу…

Все теперь готово к подъему флага и брам-рей. Клипер „приведен в порядок“, то есть принял свой блестящий, праздничный, нарядный вид. Теперь не стыдно его показать кому угодно. Сделайте одолжение, пожалуйте и разиньте рты от восхищения при виде этого умопомрачительного блеска!

Палуба так и сверкает белизной своих гладких досок с черными, вытянутыми в нитку, линиями просмоленных пазов и так чиста, что хоть не ходи по ней („плюнуть некуда“, как говорят матросы). Борты?— как зеркало, глядись в них! Орудия, люки, компас, поручни?— просто горят, сверкая на солнце. Матросские койки, скатанные в красивые кульки и перевязанные крест-накрест, белы как снег и на удивленье выровнены в своих бортовых гнездах. Снасти подтянуты, и концы их уложены правильными кругами в кадках или висят затейливыми гирляндами у мачт… Словом, куда ни взгляни, везде ослепительная чистота. Все горит, все сверкает!»[26]

В июле 1858 г. из Кронштадта на Тихий океан отправился второй Амурский отряд под командованием капитана 1-го ранга А. А. Попова. В его составе были корветы «Рында», «Гридень» и клипер «Опричник».

Почти через год, в конце августа 1859 г., на Тихий океан отправятся из Кронштадта новый отряд: корвет «Посадник» и клипера «Наездник» и «Разбойник». Причем, чтобы быстрей дойти до места, им было приказано идти раздельно. Впрочем, это, видимо, была формальная причина, а на самом деле это затрудняло слежение за ними британских кораблей.

Наряду с отправкой судов на Тихий океан Морское ведомство не забывало и о Средиземном море. Еще не успели уйти из Средиземного моря корабли эскадры Беренса, как туда в 1858 г. отправилась эскадра контр-адмирала Истомина в составе линейного корабля «Ретвизан», фрегата «Громобой», пароходо-фрегата «Рюрик», корветов «Баян» и «Медведь».

Из этих кораблей «Баян» был оставлен стационером в Афинах, а «Медведь»?— в Константинополе.

В 1859–1860 гг. Италия была пороховой бочкой Европы. В 1859 г. Франция и Пьемонт воевали с Италией, в 1860 г. рушится как карточный домик Неаполитанское королевство. Соответственно поблизости постоянно находится русская эскадра. К началу декабря 1858 г. в Генуе собрались линейный корабль «Ретвизан», фрегаты «Полкан» и «Громобой», пароходо-фрегат «Рюрик» и корвет «Баян». Командовал эскадрой сам генерал-адмирал великий князь Константин Николаевич.

Летом 1859 г. корабли этой эскадры ушли в Россию, а взамен на Средиземное море прибыла новая эскадра под командованием контр-адмирала Нордмана. В составе его эскадры были линейный корабль «Гангут», фрегаты «Илья Муромец» и «Светлана» и корвет «Медведь». Кроме того, в Геную прибыл пароходо-фрегат «Олаф», которому было поручено состоять при вдовствующей императрице.

Но вернемся к нашим клиперам на Тихом океане. Одной из причин посылки Амурских отрядов на Дальний Восток была агрессия Англии против Китая. Русское правительство яе слишком сильно беспокоили боевые действия в районе Гонконга. Но 20 мая 1858 г. британская эскадра подошла к устью реки Пей-хо в Печилийском заливе и бомбардировала китайские форты. Затем последовала высадка англичан и марш-бросок к Тяньцзину, оттуда было всего 80 км до Пекина. 27 июня 1858 г. Китай был вынужден подписать унизительный мир.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Роботы первого поколения – обучаемые манипуляторы

Из книги Занимательная анатомия роботов автора Мацкевич Вадим Викторович

Роботы первого поколения – обучаемые манипуляторы Каждый промышленный робот – манипулятор состоит из двух основных частей: манипулятора и устройства управления. Первая отвечает за все необходимые движения, вторая – за управление ими. Описывая конструктивную


Проблемы первого витка

Из книги Битва за звезды-2. Космическое противостояние (часть I) автора Первушин Антон Иванович

Проблемы первого витка Итак, Юрий Гагарин сказал:«Поехали!» и махнул рукой. Что же произошло потом?Казалось, за эти годы о первом витке написано предостаточно.Но на самом деле многие подробности этого знаменитого полета до последнего времени скрывались от


Глава 4. Клипера второго поколения

Из книги Подводные лодки советского флота 1945-1991 гг. Том 1. Первое поколение АПЛ автора Апальков Юрий Валентинович

Глава 4. Клипера второго поколения Крейсерские суда первого поколения?— деревянные фрегаты, корветы и клипера?— к началу 70-х годов XIX века уже устарели и были довольно изношены. Взамен Морское ведомство решило построить океанскую эскадру в составе четырех крейсерских


КАТАСТРОФЫ И НАИБОЛЕЕ ХАРАКТЕРНЫЕ АВАРИИ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ АПЛ ПЕРВОГО ПОКОЛЕНИЯ

Из книги Последний рывок советских танкостроителей автора Апухтин Юрий

КАТАСТРОФЫ И НАИБОЛЕЕ ХАРАКТЕРНЫЕ АВАРИИ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ АПЛ ПЕРВОГО ПОКОЛЕНИЯ Как известно, аварийность на кораблях флота обусловлена двумя взаимосвязанными факторами: техническим несовершенством и низкой организацией службы. Техническое несовершенство может быть


ЗАРУБЕЖНЫЕ АНАЛОГИ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ АПЛ ПЕРВОГО ПОКОЛЕНИЯ

Из книги Создаем робота-андроида своими руками [litres] автора Ловин Джон

ЗАРУБЕЖНЫЕ АНАЛОГИ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ АПЛ ПЕРВОГО ПОКОЛЕНИЯ После завершения Второй мировой войны ВМС США располагали большим количеством ДЭПЛ новейшей постройки типов Gato, Balao и Tench. Когда американцы получили в свое распоряжение немецкие лодки XXI и XXIII серий, а также


Глава 3. Начало работ по танку нового поколения

Из книги Автомобили Советской Армии 1946-1991 автора Кочнев Евгений Дмитриевич

Глава 3. Начало работ по танку нового поколения Во второй половине 1979 г. давление на ХКБМ со стороны ленинградской группы несколько ослабло, все увидели сколько проблем потащило за собой принятие конъюнктурного решения на переход к созданию единого танка на базе Т-80. С


Изготовление первого демонстрационного устройства

Из книги История зарождения воздухоплавания и авиации в России автора Веробьян Борис Сергеевич

Изготовление первого демонстрационного устройства Первое демонстрационное устройство, которое мы собираемся сделать, очень просто по конструкции и может быть использовано для измерения степени сокращения воздушной мышцы (см. рис. 16.10). Основание представляет собой


«Урал-4320» первого поколения (1972/1977 – 1993 гг.)

Из книги Руководство слесаря по замкам автора Филипс Билл

«Урал-4320» первого поколения (1972/1977 – 1993 гг.) Работы по перспективным трехосным дизельным армейским грузовикам конструкторы УралАЗа проводили с середины 1960-х годов, приняв за основу шасси серийного автомобиля «Урал-375Д», на котором испытывались как собственные опытные


Глава IX От первого российского пассажирского к цельнометалическому самолету с отечественным двигателем

Из книги История электротехники автора Коллектив авторов

Глава IX От первого российского пассажирского к цельнометалическому самолету с отечественным двигателем Начиная с 1913 года отечественные аэропланы уже уверенно в небе летали. И, быть может, авиаконструкторы о пассажирских самолетах мечтали, Но прежде чем первый


Глава XIII ДВС. О пионерах двигателестроения и двигателях первого поколения

Из книги Великие геологические открытия автора Романовский Сергей Иванович

Глава XIII ДВС. О пионерах двигателестроения и двигателях первого поколения Слово авиация происходит от латинского термина «avis» – птица. А птица небом живет и только в небо с рождения гордо стремится. Аэроплану, чтобы летать законам земным притяжения наперекор, Надо, как


2.2. СОЗДАНИЕ ПЕРВОГО ИСТОЧНИКА ЭЛЕКТРИЧЕСКОГО ТОКА

Из книги История выдающихся открытий и изобретений (электротехника, электроэнергетика, радиоэлектроника) автора Шнейберг Ян Абрамович

2.2. СОЗДАНИЕ ПЕРВОГО ИСТОЧНИКА ЭЛЕКТРИЧЕСКОГО ТОКА В течение нескольких лет (1792–1795 гг.) А. Вольта не только повторил все опыты Л. Гальвани, но и произвел ряд новых исследований. И если Л. Гальвани искал причину обнаруженных им явлений как физиолог, то А. Вольта, будучи


Суть первого великого открытия

Из книги автора

Суть первого великого открытия Геологи, как хорошо известно, занимаются изучением истории Земли, т. е. восстановлением механизма и последовательности тех событий, которые проходили десятки и сотни миллионов лет назад. При этом они поступают примерно так же, как некогда


Предисловие От первого лица

Из книги автора

Предисловие От первого лица …Я с юных лет получал великое наслаждение от всего, что касалось архитектуры… Андреа Палладио Цит. по: Палладио А. Четыре книги об архитектуре / пер. И. В. Жолтовского. М.: Изд-во Всесоюзной Академии архитектуры, 1936. С. 11. Эту книгу не стоит


ГЛАВА 3 Изобретение конденсатора и создание первого электрохимического источника тока – важнейшие страницы в летописи электричества

Из книги автора

ГЛАВА 3 Изобретение конденсатора и создание первого электрохимического источника тока – важнейшие страницы в летописи электричества Создание лейденской банкиЭтот зимний день 1745 г. запомнился голландскому профессору из г. Лейдена Питеру Мюсхенбруку (1692-1761) на всю жизнь.