Глава 2. Первая американская экспедиция

Глава 2. Первая американская экспедиция

В январе 1863 г. в Польше вспыхнуло восстание. Царское правительство по старинке стало пугать европейские правительства призраком революции, очагом которой на сей раз стала Польша. Увы, это было далеко от действительности. Восстание было поднято исключительно шляхтой и католическим духовенством, к которым присоединилось некоторое число деклассированных элементов.

Напомню, что 1863 год?— это разгар реформ в Российской империи, проводимых императором Александром II: освобождение крестьян (в самый разгар восстания царь подписал закон о запрещении телесных наказаний), идет подготовка к созданию земств, судебной реформы и др. Другой вопрос, что довольно узкий круг русских революционеров из дворян и разночинцев требовал более кардинальных реформ?— ликвидации помещичьего землевладения и др. Советские историки в своих трудах даже пытались объединить польских повстанцев и русских революционеров, мол, они вместе боролись с «проклятым царизмом». Увы, цели у них были совсем разные.

В Польше был самый большой в Европе процент дворян. К 60-м годам XIX века польское шляхетство непомерно, фантастически разрослось. Из шести миллионов поляков, живших в пределах Российской империи, потомственных дворян было около пятисот тысяч человек. Для сравнения: на пятьдесят миллионов остального населения европейской части империи приходилось всего лишь чуть больше двухсот пятидесяти тысяч потомственных дворян.

Откуда же взялась такая прорва благородных панов? Начнем с того, что многие были потомками шляхтичей из частных армий, собственность которых состояла из сабли и кафтана, и которые кормились за счет подачек магнатов. Кроме того, в Польше было сравнительно легко пролезть в дворяне всякому сброду. На этот случай были под рукой евреи, которые охотно брались за фабрикацию необходимых документов.

Замечу, что в первой половине XIX века в западных областях России было обнаружено несколько еврейских контор, наладивших массовое производство документов, подтверждавших дворянское происхождение, причем качество этих документов было превосходным.

Естественно, что этим «благородным панам» позарез нужна была война и смута. Повстанцы отбирали у польского населения под «квитанцию» лошадей, подводы, одежду и продовольствие. Деньги приобретались сбором податей за два года вперед, вымогательством у состоятельных лиц, грабежом касс и другими подобными способами. Сначала повстанцы набрали 400 тысяч злотых (1 злот = 15 коп.), потом, в июне 1863 г. в Варшаве из главной кассы Царства было похищено три миллиона рублей, и в других местах еще около миллиона.

Повстанцы не ставили своей целью провести какие-либо демократические или экономические реформы. Главным их лозунгом была полная независимость Польши в границах 1772 г. «от можа до можа», то есть от Балтийского до Черного моря, с включением в ее состав территорий, населенных русскими или немцами. Диссиденты, то есть православные и протестанты, должны были кормить оголодавшую шляхту. Любопытно, что ряд польских магнатов «умеренных взглядов» предлагали русским сановникам компромиссное предложение?— Польша останется в составе Российской империи под властью царя, но ее административные границы следует расширить до территориальных границ Речи Посполитой образца 1772 г., то есть попросту панам нужны хлопы, и бог с ними, с «тиранией» и самодержавием.

Объективно говоря, в ходе восстания 1863 г. в роли революционеров выступили не паны и ксендзы, а Александр II и его сановники. Так, 1 марта 1863 г. Александр II объявил указ Сенату, которым в губерниях Виленской, Ковенской, Гродненской, Минской и в четырех уездах губернии Витебск кой прекращались обязательные отношения крестьян к землевладельцам и начинался немедленный выкуп их угодий при содействии правительства. Вскоре это распространилось и на другие уезды Витебской губернии, а также на губернии Могилевскую, Киевскую, Волынскую и Подольскую. Таким образом, царь резко ускорил ход реформ в губерниях, охваченных восстанием.

Подавляющее большинство польских крестьян оставались в стороне от восстания, а многие помогали русским войскам. В отчетах об уничтожении польских отрядов в Люблинской и Гродненской губерниях говорится: «Местное население (малороссы) приняли самое деятельное участие в истреблении шаек».

Возникает риторический вопрос: о чем думали ясновельможные паны, затевая мятеж? Как без поддержки всего населения одолеть сильнейшую в мире армию? Увы, расчеты панов опирались не на хлопов, а на французскую армию и британский флот. И, замечу, что эти расчеты не были беспочвенны. И в Лондоне, и в Париже всерьез рассматривали планы вооруженного вмешательства во внутренние дела Российской империи. Папа Пий IX призывал всех католиков в мире помочь Польше, то есть к новому крестовому походу. В Петербурге Александр II, вице-канцлер Горчаков и другие сановники трепетали от одной мысли о новой Крымской войне.

И тут в очередной раз империю выручили лихие моряки на своих быстроходных клиперах, корветах и фрегатах.

Начну с того, что в октябре 1862 г. из Кронштадта в Атлантику к берегам Америки вышел клипер «Алмаз», а на Дальний Восток?— клипер «Жемчуг». По ряду причин оба клипера задержались в иностранных портах для ремонта. Но, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Из-за льдов до мая месяца русский флот фактически заблокирован в Кронштадте, а поляки через балтийское побережье постоянно получали французское и английское оружие. Поэтому оба похода были отменены, а «Алмаз» и «Жемчуг» вернулись на Балтику, где с апреля 1863 г. осуществляли досмотр подозрительных судов у берегов Курляндии.

В начале 1863 г. в мире сложилась очень любопытная ситуация. Англия и Франция?— поборники «свободы в Польше», одновременно выступили на стороне южан в Америке, которые вступили в войну с Североамериканскими Штатами, чтобы не допустить освобождения черных рабов. Это, в свою очередь, привело к сближению североамериканских демократов с самой реакционной монархией Европы.

Флот Североамериканских Штатов был слишком слаб, чтобы противостоять флотам Англии и Франции, так что они могли легко высадить большой десант в любом пункте американского побережья. Не следует забывать и 35-тысячную французскую армию, находившуюся к 1863 г. в Мексике, оттуда было совсем недалеко до южных штатов, примкнувших к конфедерации.

23 июня 1863 г. управляющий Морским министерством Н. К. Краббе подал Александру II всеподданнейшую записку. Там говорилось: «Примеры истории морских войн прежнего времени и нынешние подвиги наскоро снаряженных каперов Южных Штатов служат ручательством в том, что вред, который подобные крейсеры в состоянии нанести неприятельской торговле, может быть весьма значителен. Не подлежит сомнению, что в числе причин, заставляющих Англию столь постоянно уклоняться от войны с Американскими Штатами, — опасения, возбуждаемые воспоминаниями об убытках, понесенных английской морской торговлей в прошедшие войны с Америкой. Они занимают одно из первых, если не первое место, и потому я позволяю себе думать, что появление нашей эскадры в Атлантическом океане в настоящее время может иметь на мирное окончание происходящих ныне переговоров более влияния, нежели сухопутные вооружения, имеющие в особенности в отношении к Англии чисто оборонительный характер, который не угрожает жизненным интересам этой морской и коммерческой страны».

Далее Краббе предлагал отправить эту эскадру как можно скорей и секретно, поскольку опасался, что если об этом узнают лорды Адмиралтейства, то британская эскадра легко заблокирует Датские проливы и воспрепятствует выходу в океан судов Балтийского флота. По мнению Краббе, крейсерские суда следовало отправить поодиночке и дать им вид очередной смены судов, плавающих в Средиземном море и Тихом океане. По выходе из Бельта судам надлежало соединиться и следовать в Нью-Йорк по самым неоживленным морским путям. Тихоокеанской эскадре он тоже предлагал предписать следовать в Сан-Франциско, и обеим эскадрам ожидать в этих портах конца дипломатических переговоров, а в случае неблагоприятного их исхода, занять все важнейшие торговые морские пути и начать крейсерские операции с целью нанести наивозможно больший убыток воюющим против нас державам, истребляя и захватывая их коммерческие корабли.

Краббе советовал не останавливаться из-за возможности потери некоторых крейсерских судов, так как это неизбежная случайность, всегда допустимая во время военных действий.

Александр II в столь сложной обстановке попросту был вынужден согласиться на это смелое предложение адмирала. Подробную разработку планов операций для обеих эскадр царь поручил тому же Краббе, который в отсутствие генерал-адмирала великого князя Константина Николаевича, бывшего в то время наместником Царства Польского, временно исполнял его обязанности.

Разработанной адмиралом Краббе инструкцией предписывалось в случае открытия военных действий по прибытии наших эскадр в Америке распределить суда обеих эскадр на торговых путях Атлантического, Тихого, а по надобности и других океанов и морей для нанесения всевозможного вреда неприятельской торговле и, в случае возможности, для нападения на слабые места английских и французских колоний.

Для обеспечения продовольствием и снабжения обеих эскадр, уходивших в Америку в полной боевой готовности, туда был выслан капитан 2-го ранга Кроун. Он по соглашению с начальниками обеих эскадр и с русским посланником в Вашингтоне должен был организовать быструю и непрерывную доставку на эскадры всех нужных припасов при помощи зафрахтованных судов, на заранее условленных рандеву.

В состав снаряжавшейся в Кронштадте эскадры Атлантического океана, начальником которой был назначен контр-адмирал С. С. Лесовский, вошли фрегаты «Александр Невский», «Пересвет» и «Ослябя», корветы «Варяг» и «Витязь» и клипер «Алмаз».

В состав эскадры Тихого океана вошли корветы «Богатырь», «Калевала», «Рында» и «Новик» и клипера «Абрек» я «Гайдамак». Начальником эскадры был назначен контр-адмирал А. А. Попов.

В ночь на 18 июля 1863 г. фрегат «Александр Невский», имея на борту адмирала Лесовского, тайно покинул Кронштадтский рейд. У Ревеля к нему присоединился фрегат «Пересвет», у Дагерорта (Хийумаа, западная оконечность о. Даго) — корветы «Варяг» и «Витязь», а в проливе Малый Бельт?— клипер «Алмаз» и доставившие уголь для пополнения запасов винтовые транспорты «Артельщик» и «Красная Горка».

Только утром 26 июля, когда корабли находились в походном строю, командам было объявлено, что «Александр Невский»?— флагманский корабль впервые сформированной эскадры Атлантического океана, отправлявшейся под командованием С.С Лесовского к берегам Североамериканских Штатов. Сберегая уголь на случай боя или длительного штиля, отряд шел в основном под парусами.

24 сентября 1863 г. (по ст. стилю) эскадра Лесовского вошла в Нью-Йоркскую гавань, где ее уже ждал фрегат «Ослябя», пришедший туда из Средиземного моря. А 27 сентября эскадра контр-адмирала Попова бросила якорь на рейде Сан-Франциско.

К сожалению, по пути эскадра Попова понесла серьезную утрату. 14 сентября у берегов Америки у м. Де-Лос-Рейсс сел на камни и затонул корвет «Новик». Позже корвет был продан американцам.

Когда через неделю пассажирский пароход привез в Лондон американские газеты, в Форин оффис заявили, что это обычные «газетные утки». Позже наступил шок. Судоходные компании резко подняли стоимость фрахтов, страховые компании начали менять правила страховок. К сожалению, никто из современников не посчитал убытки, нанесенные экономике Британии. Замечу, что и без этого английская промышленность находилась в кризисе, вызванном войной в Соединенных Штатах и рядом других причин.

Кстати, наши историки, говоря о походе русских эскадр в Америку, забыли, что часть русских крейсеров находилась на британских коммуникациях и в других районах мирового океана. Так, до конца 1863 г. на Средиземном море крейсировали фрегат «Олег» и корвет «Сокол».

Увы, вместе с англичанами здорово перетрухнули и наши дипломаты. Из Лондона в Петербург прислал истеричную депешу наш посол барон Бруннов. А вице-канцлер князь Горчаков отправился с упреками к Краббе и стал сравнивать приход наших кораблей в Америку с уничтожением в 1853 г. Нахимовым турецкой эскадры, что, мол, тоже неизбежно приведет к войне с великими державами.

На это адмирал резонно возразил в служебной записке: «Это, быть может, синопские выстрелы были причиной падения Севастополя, но если бы выстрелы эти могли в то время раздаваться в Океане на путях английской морской торговли, то торговое сословие этой страны, имеющее на ход государственных дел то огромное влияние, о котором упоминает барон Бруннов, вероятно столь же сильно восстало против войны с Россией, как оно всегда восставало и восстает против войны с Америкой, несмотря на то, что каждый англичанин ненавидит американца более всего на свете за исключением разве француза».

Копия записки была препровождена Александру II, на которой он соизволил собственноручно написать: «Дельно».

Через три недели после прибытия русских эскадр в Америку Александр II в рескрипте на имя генерал-адмирала (от 19 октября) назвал Польшу страной, «находящейся под гнетом крамолы и пагубным влиянием иноземных возмутителей». Упоминание в обнародованном рескрипте об «иноземных возмутителях», которое до прибытия русских эскадр в Америку могло бы послужить casus belli, теперь было встречено державами молчаливо, как заслуженный урок.

С самого прибытия в Америку русские эскадры сделались предметом непрерывных восторженных манифестаций со стороны американских властей и населения. О политическом значении этих манифестаций достаточно ясно говорят заголовки статей американских газет того времени: «Новый союз скреплен. Россия и Соединенные Штаты братствуют», «Восторженная народная демонстрация», «Русский крест сплетает свои складки с звездами и полосами», «Посещение эскадры», «Представление резолюции общинного комитета и речь адмирала Лесовского», «Военный и официальный прием», «Большой парад на Пятой улице» и др.

Истинный смысл всех этих манифестаций был тот, что появление русских эскадр, помимо решающего влияния в польские дела, вместе с тем сразу и по тем же самым причинам обеспечило Северный Союз от угрожавшего ему вмешательства Англии.

Сознание своего бессилия и проигранной сразу на двух материках игры вызвало повсюду в Англии злобное раздражение. Газета «Тайме» 2 октября 1863 г. с плохо скрываемым раздражением писала о нью-йоркских овациях русскому флоту: «Муниципалитет и высшая буржуазия решила осыпать всевозможными почестями русских офицеров. Процессии, обеды, балы, серенады, все средства пущены в ход, чтобы показать, до чего были бы рады американцы, если бы у них завелся друг в Европе, да еще такой, как Россия. Зато французских и английских моряков вовсе не видно на берегу, хотя их до 5000 жмется на тесном пространстве здешней морской стоянки. Журналы объясняют это доверчивым янки следующим образом: Крымская война до того раздражила русских против французов и англичан, что они не могут встречаться с ними без того, чтобы не приходить в ярость. Но дело гораздо проще: французских и английских офицеров не видно потому, что они, вероятно, не желают играть второстепенную роль на празднествах, где львами являются русские, а матросов не пускают на берег потому, что американцы заманивают их к себе на службу».[29]

Следует заметить, что присутствие эскадры Попова внесло реальный вклад в безопасность порта Сан-Франциско от набегов каперов конфедератов. В начале Гражданской войны правительство Североамериканских Штатов послало один из своих броненосцев в Сан-Франциско для охраны его от нападения южан. Вскоре после прихода Тихоокеанской эскадры этот броненосец погиб, оставив, таким образом, город практически не защищенным, поскольку имеющиеся там береговые батареи были слишком слабы для оказания достаточного сопротивления. В связи с этим контр-адмирал Попов предписал командирам своих судов следующее. Если на рейде покажется какой-нибудь корсар, старший из присутствующих офицеров делает сигнал: «Приготовиться к бою и развести пары!» и одновременно посылает офицера на пришедшее судно, чтобы передать требование оставить рейд, а в случае отказа должен силой удалить его. Если же ворвавшийся корсар прямо откроет огонь, то старший на рейде делает сигнал: «Сняться с якоря по способности!», а сам, подойдя к пришедшему кораблю, требует прекращения военных действий, а в случае отказа немедленно атакует его.

Копия с этого предписания была отослана управляющему Морским министерством, который передал его вице-канцлере Горчакову для отзыва. Тот ответил, что не может одобрить этого предписания, так как Россия должна держаться строго нейтралитета, о чем и было сообщено контр-адмиралу Попову.

8 марта 1864 г. вся эскадра выходила на 5 дней в море для артиллерийской стрельбы и возвратилась обратно в Сан-Франциско. 21 марта по получении тревожных известий из Китая корвет «Калевала» был послан в Гонолулу, чтобы в случае надобности он мог появиться в китайских водах, и в то же время быть вблизи эскадры. Корвет «Абрек» 8 марта отправился в Ситху, а корвет «Рында» пошел в южное полушарие для отвлечения внимания иностранных держав.

Весной 1864 г. в европейских и американских газетах появились воззвания французского капитана Маньяка к матросам российского флота польского происхождения. Капитан призывал их к службе на корсарских судах, вооруженных им для нападения на русские военные суда в Старом и Новом Света, а также для пресечения нашей морской торговли.

Поэтому Краббе отдал распоряжение начальникам обеих эскадр принять соответствующие меры предосторожности, войти в непрерывные сношения по этому поводу с русским посланником в Вашингтоне и со всеми нашими консулами в Америке. Кроме того, послать в крейсерство вдоль берегов наши корабли и в случае появления корсаров принять самые решительные меры к их уничтожению.

Вскоре появились слухи, что в Ванкувере собирается много поляков, которые замышляют нападение на суда Русско-Американской компании. Контр-адмирал Попов упомянул об этом в своем рапорте. Для проверки этих слухов корвету «Абрек» было приказано из Ситхи зайти в Ванкувер.

Все эти сведения частично подтвердились. Выяснилось, что действительно капитан Маньяк с другими выходцами из поляков приобрел в Англии для корсарства одномачтовый колесный пароход «Princess» и переименовал его в «Prince Poniarovski». Этот пароход вышел из Нью-Кастля в Анкону. Выяснилось также, что главный театр действий корсар предполагался в Черном море у устья Дуная. И план бы этот удался, но Турция, боявшаяся войны с Россией, решительно заявила, что будет поступать с поляками как с пиратами.

За время пребывания в Америке, с сентября 1863 г. по июнь 1864 г., отдельные корабли Атлантической эскадры, имея своей главной базой Нью-Йорк, посетили Балтимор, Ана-полис, Гамптон, Карибское море, Мексиканский залив, Кубу, Гондурас, Гавану, Ямайку, Кюрасао, Картагену, Бермудские острова и Аспинваль. Суда эскадры Тихого океана, базировавшиеся на Сан-Франциско, ходили в практическое плавание в Гонолулу, в Южное полушарие, Ситху и Ванкувер.

Во всех городах Северного Союза, где бы ни появлялись русские моряки, несмотря на самый разгар Гражданской войны, немедленно закрывались магазины, вывешивались русские и американские флаги, устраивались военные парады, торжественные банкеты, балы и т. д. Постоянно гремела музыка, произносились речи, все имело праздничный, радостный вид.

Политическое значение американской экспедиции было еще раз подчеркнуто на прощальном банкете, данном в Бостоне в честь русской эскадры. Мэр города произнес речь: «Русская эскадра не привезла к нам с собою ни оружия, ни боевых снарядов для подавления восстания. Мы в них не нуждаемся. Но она принесла с собой более этого: чувство международного братства, свое нравственное содействие».

Сразу же после прибытия эскадр в Америку антирусская коалиция развалилась. Первой поспешила отойти Австрия, которая, сразу почуяв всю шаткость положения, предвидя близкую размолвку Англии и Франции, побоялась принять на себя совместный удар России и Пруссии. Австрия, круто изменив свою политику, не только пошла на соглашение с Россией, но даже стала содействовать усмирению мятежа в Царстве Польском.

Английским дипломатам с большим трудом удалось задержать на полпути, в Берлине, грозную поту с угрозами в адрес России, которую должен был вручить Горчакову лорд Непир. Теперь Форин оффис пошел на попятную.

Пытаясь «спасти лицо», император Наполеон III предложил, как последнее средство, созвать конгресс для обсуждения польского вопроса. Но и эта его попытка не была принята ни Англией, ни Австрией. Наполеон, оставшись в одиночестве, вынужден был и сам отказаться от всякой мысли о вмешательстве.

Исход кризиса 1863 г. без единого выстрела решили наши храбрые моряки, готовые драться с англичанами на всех широтах. Не меньшую роль сыграли и наши солдаты, которые совместно с польскими и малороссийскими крестьянам укротили буйное панство.

После урегулирования польского кризиса весной 1864 г. русские крейсерские суда перешли на положение мирного времени. Часть их ушла в Кронштадт, а часть продолжала патрулирование в Средиземном море и в дальневосточных водах, фрегаты «Ослябя», «Пересвет» и корвет «Витязь» в июне 1864 г. вернулись в Кронштадт. Фрегат «Александр Невский» в июле 1864 г. отправился из Нью-Йорка на Средиземное море в Пирей на смену фрегату «Олег».

Корвет «Варяг» и клипер «Алмаз» пошли на Тихий океан для усиления эскадры Попова. Вышли они из Нью-Йорка соответственно 15 мая и 28 апреля 1864 г.

Однако обострение политической ситуации на Средиземном море во второй половине 1864 г. меняет планы Морского ведомства. «Олегу» пришлось остаться в Средиземном море. В сентябре 1864 г. из Кронштадта туда же направился корвет «Витязь», а затем последовал и фрегат «Дмитрий Донской». Клипер «Алмаз», шедший, как мы знаем, на Тихий океан в Рио-де-Жанейро, застает приказ тоже идти на Средиземное море в состав эскадры контр-адмирала Лесовского.

Между тем в октябре 1864 г. с Дальнего Востока в Кронштадт вернулись корвет «Рында» и клипер «Гайдамак».

После того как напряженность в Средиземноморском бассейне несколько спала, эскадра Лесовского в составе «Александра Невского», «Олега», «Витязя» и «Алмаза» вернулась 21 мая 1865 г. в Кронштадт. На борту флагмана находился прах наследника престола великого князя Николая Александровича, умершего в Ницце. Вместо пришедших судов 30 июня 1865 г. в Пирей ушел фрегат «Пересвет».

Летом 1865 г. с Тихого океана вернулись корветы «Богатырь», «Калевала» и клипер «Абрек», а взамен туда ушли корвет «Аскольд» (31 июля 1865 г.) и клипер «Изумруд» (4 августа 1865 г.). Вслед за ними на Тихий океан 4 августа

1865 г. ушли канонерская лодка «Соболь» и шхуна «Алеут». В октябре 1866 г. последовало Высочайшее повеление об ограничении сметы Морского ведомства, что привело к существенному уменьшению числа дальних плаваний русских кораблей. Тем не менее Андреевский флаг продолжал развеваться во всех океанах и на Средиземном море.

В 1867 г. вернулись из кругосветного плавания корветы «Аскольд», «Варяг» и клипер «Изумруд». 28 сентября 1868 г.

из Кронштадта на Тихий океан отправился клипер «Всад, ник».

Архангельские клипера, построенные в военное время на скорую руку, к середине 60-х годов XIX века порядком поизносились и морально устарели. В Морском ведомстве рассматривались проекты их тимберовки, то есть капитального ремонта деревянного корпуса с заменой многих элементов. Однако по зрелому размышлению решили их не ремонтировать и не перевооружать. 16 июля 1866 г. приказом по Морскому министерству «Наездник», «Разбойник», «Джигит» и «Стрелок» были отчислены к Кронштадтскому порту. В январе 1867 г. из списков судов флота исключили клипер «Разбойник» и вскоре сдали его на лом.

В ходе учений Балтийской броненосной эскадры 2 июля 1869 г. на Транзундском рейде был расстрелян артиллерийским огнем корпус «Джигита», обращенный в мишень, а корпус «Наездника» был подорван буксируемой миной.

Клипер «Стрелок» несколько лет использовался в качестве учебного судна Морского кадетского корпуса. К 1871 г. он служил плавказармой в Кронштадте. 4 ноября 1878 г. «Стрелок» был исключен из списков судов флота и продан на слом.

Несколько слов стоит сказать и о судьбе других клиперов первого поколения. Так, «Гайдамак» 28 августа 1861 г. при стоянке на якоре у поста Дуэ на о. Сахалин сильным штормом был выброшен на прибрежные камни. 5 мая 1862 г. клипер был снят с камней, исправлен и вновь введен в строй. С 12 мая 1862 г. по 13 июля 1863 г. он входил в состав Сибирской флотилии. В 1869–1870 гг. три гладкоствольные 60-фунтовые пушки № 1 на «Гайдамаке» заменили на три нарезные 6-дюймовые пушки образца 1867 г.

В 1875 г. клипер ходил к берегам Чукотки. В его честь мыс на восточном берегу бухты Провидение был назван мысом Гайдамак. Направляясь далее в пролив Сенявина, клипер оставил чукчам для передачи иностранным судам печатные декларации, запрещающие им вести промысел и торговлю в русских территориальных водах. В заливе Лаврентия «Гайдамак» задержал американскую шхуну «Тимандра», которая к этому зремени успела распродать свои товары. В чукотской юрте командир клипера СП. Тыртов обнаружил бочку водки, выменянную за 20 пар клыков и 15 китовых усов. «Я тотчас же, — написал Тыртов в отчете, — послал офицера на шхуну потребовать от шхипера обратно незаконно выменянный товар, и, когда тот отказался, я приказал открыть трюм, взять оттуда означенное количество клыков и ус и возвратить чукче, бочку же с водкой разбил на берегу, остальную водку отобрал, но чтобы не разорять окончательно ничего не знавшего чукчу, я выдал ему на этот раз 3 пуда табаку, подтвердив в сем, что на будущий раз водка будет взята даром и уничтожена. Конфискованной водки оказалось около 30 ведер и по измерению Тралесом не превышала 30°». После этого шхуну отпустили с миром.

В 1882 г. клипер «Гайдамак» был разоружен и использовался в качестве блокшива. 11 октября 1886 г. он был исключен из списков флота и продан на слом.

Клипер «Абрек» в 1870 г. прошел капитальный ремонт в Кронштадте. Корпус его был тимберован, поставлены новые котлы. Взамен 60-фунтовых гладкоствольных и 8-фунтовых нарезных заряжаемых с дула пушек на клипер поставили нарезные пушки образца 1867 г. с клиновым замком: три 6-дюймовые и четыре 4-фунтовые.

Затем «Абрек» вновь перешел на Тихий океан и 12 августа 1877 г. был перечислен в Сибирскую флотилию. 21 января 1889 г. «Абрек» сдан к Владивостокскому порту, а 3 мая 1892 г. исключен из списков судов Сибирской флотилии и обращен в блокшив. С осени 1905 г. клипер использовался как судно-отопитель дивизиона подводных лодок. 2 сентября 1906 г. продан на слом.

Клипер «Всадник» в 1864 г. у о. Борнхольм в Балтийском море сел на мель, но был снят с нее, исправлен и вновь введен в строй.

Осенью 1868 г., перед уходом на Дальний Восток, на «Всадник» взамен гладкоствольной артиллерии установили нарезные пушки: четыре 6,03-дюймовые образца 1867 г. Обуховского сталелитейного завода, специально закупленные у

Военного ведомства (вместе с боекомплектом по 24 стальные и по 175 чугунных бомб на ствол) и две 8-фунтовые заряжаемые с дула пушки. В 1876 г. «Всадник» под командованием капитан-лейтенанта А. П. Новосильского отправился к берегам Чукотки. В течение всего плавания его офицеры вели морскую опись берегов, измеряли температуру воды и воздуха, скорость течений, фиксировали распространение льдов, характер и высоту приливов. Впоследствии эти материалы были обработаны и изданы одним из инициаторов гидрографических работ лейтенантом Михаилом Люциановичем Онацевичем.

5 июля 1876 г. клипер встал на якорь в бухте Пловер, что находится в бухте Провидения. Подпоручики корпуса флотских штурманов Вениамин Петрович Максимов и Антон Гасперович Карабанович произвели первую полную съемку бухты Провидения. По ее данным на следующий год была составлена карта бухты, где появились названия в честь адмиралов, командовавших русскими Тихоокеанскими эскадрами: мысы Ендогурова, Пилкина, Федоровского (ныне мыс Малыгина), Брюммера (ныне мыс Снарядный), Пузино, Лихачева, Попова, Лесовского, Путятина.

После окончания съемки бухты Провидения «Всадник» направился на Север. В Мичигменском заливе и заливе Лаврентия, как и в других местах, куда заходили наши моряки, они не встретили ни иностранных судов, ни иностранных поселений, однако предметы торговли с иностранцами?— ножи, ружья, металлические изделия?— видели повсюду. В юрте богатого оленного чукчи Омлилькота, например, обнаружили два бочонка американского виски и запас табаку.

28 июля «Всадник» обогнул мыс Восточный (так до 1898 г. назывался мыс Дежнева) и под парусами водами Северного Ледовитого океана на восьмой день достиг мыса Северного (ныне мыс Отто Шмидта). Дальнейший путь преградили сплошные льды. Впоследствии в отчете А. П. Новосильский напишет: «В продолжение двенадцатидневного своего крейсерства в Ледовитом океане, сделав в оба конца пути около 1000 миль, клипер одни сутки находился под парами и одиннадцать под парусами, встречая преимущественно противные ветры. Постоянно пасмурное состояние погоды, дожди и туманы препятствовали осмотру густо населенного чукчами северного берега Сибири».

Замечу, что из русских мореплавателей в этих местах, кроне кочей Семена Дежнева, бывал лишь шлюп «Благонамеренный» под командой Г. Шишмарева.

После возвращения на Балтику «Всадник» 22 августа 1880 г. был сдан к Кронштадтскому порту, а 7 ноября 1881 г. исключен из списков судов флота и продан на слом.

На клипере «Алмаз» в 1869 г. старая артиллерия была заменена на орудия образца 1867 г.: три 6-дюймовые и четыре 4-фунтовые пушки. К 1875 г. 4-фунтовые пушки заменили на 9-фунтовые.

8 декабря 1879 г. «Алмаз» был сдан к Кронштадтскому порту, 7 ноября 1881 г. исключен из списков судов флота и продан на слом.

Клипер «Жемчуг» в 1869 г. прошел ремонт и был перевооружен орудиями образца 1867 г.: тремя 6-дюймовыми и четырьмя 4-фунтовыми пушками. В мае следующего года «Жемчуг» в составе отряда адмирала К. Н. Посьета, в который входили еще корвет «Варяг» и шхуна «Секстан», отправился с Балтики на Север.

20 июня отряд достиг горла Белого моря. Интересно, что официально главной задачей экспедиции было дать морскую практику двадцатилетнему великому князю Алексею Александровичу, будущему генерал-адмиралу русского флота.

Великий князь Алексей, имевший тогда чин лейтенанта?— флота, весной 1870 г. почему-то не отправился с отрядом Посьета, а поехал сухим путем, а потом по Северной Двине до Архангельска, где и поднялся на борт «Варяга». Там он до самого возвращения находился в должности вахтенного начальника.

Затем отряд посетил Соловецкие острова, Кемь, Сумской?— Посад, Сороку, попутно выполнив съемочные, астрономические и магнитные работы. В плавании принимал участие академик А. Ф. Миддендорф, выполнивший большие гидрологические и биологические исследования Гольфстрима. 12 июля корвет и клипер прибыли на Новую Землю. Офицеры произвели картографирование пролива Костин Шар, многие объекты его назвав именами участников плавания. Большинство из них?— рейд Алексея, мыс Варяг, мысы Мофета, Муравьева, Росселя, острова Хохлова и Шаховского?— не сохранились, зато названия острова Жемчуг, Казаринова, полуостров и губа Макарова, мыс Тудера можно и сейчас видеть на карте Новой Земли. Если имена флаг-офицера эскадры Карла Ивановича Тудера и подпоручика корпуса флотских штурманов с «Варяга» Валериана Захаровича Казаринова сразу попали на карту, то имя вахтенного начальника «Жемчуга» лейтенанта Евгения Андреевича Макарова сначала носил мыс. Затем этим именем стали называться губа и весь полуостров, вероятно, не без влияния имени знаменитого адмирала С. О. Макарова. В завершение плавания «Варяг» посетил Исландию, а «Жемчуг», получивший в шторм повреждения, повернул в Кронштадт.

12 февраля 1886 г. клипер «Жемчуг» был выведен из боевого состава флота и сдан к Кронштадтскому порту. А 15 февраля 1892 г. его исключили из списков судов флота и продали на слом.

Клипер «Изумруд» в 1870 г. был отремонтирован в Кронштадте. Он получил новые котлы и пушки образца 1867 г.: три 6-дюймовые и четыре 4-фунтовые. К 1880 г. четыре 4-фунтовые пушки заменили на две 9-фунтовые.

19 декабря 1872 г. клипер «Изумруд» под командованием М. Н. Кумани забрал в бухте Астролябия на Новой Гвинее знаменитого русского путешественника Н. Н. Миклухо-Маклая. Затем клипер несколько недель плавал среди островов Индонезии и Филиппин.

11 октября 1886 г. «Изумруд» был исключен из списков судов флота и продан на слом.

Клипер «Яхонт» 5 ноября 1869 г. участвовал в торжествах по открытию Суэцкого канала. В 1870 г. он тоже прошел перевооружение, но, видимо, 6-дюймовых пушек образца 1867 г. не хватило, и у него заменили две 60-фунтовые пушки на две 6-дюймовые образца 1867 г., а одна 60-фунтовая пушка № 1 и четыре 8-фунтовые нарезные заряжаемые с дула пушки оставили. 10 марта 1879 г. клипер был сдан к Кронштадтскому порту, 7 ноября 1881 г. исключен из списков судов флота и продан на слом.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава первая.

Из книги Танк, обогнавший время автора Вишняков Василий Алексеевич

Глава первая. Необычное заданиеУгасал неяркий осенний день. Холодное октябрьское солнце бросало жидкие отсветы заката на золотые кресты церквушек Зарядья, на блеклую листву сквера, тянувшегося вверх к Ильинским воротам. По площади Ногина, звеня, поворачивал трамвай. Все


Глава первая

Из книги Линкоры Британской империи. Часть 5. На рубеже столетий автора Паркс Оскар

Глава первая Час назад их было трое: летчик, врач и болезнь.Она, врач, делала все, что велел долг, чему выучил опыт. И еще она улыбалась пострадавшему, произносила какие-то малозначащие утешительные слова, старалась отвлечь человека от боли, вселить надежду и бодрость,


Глава 67. Испано-американская война

Из книги Бронетанковая техника Фотоальбом часть 2 автора Брызгов В.

Глава 67. Испано-американская война Морские сражения этой войны ничего не добавили к тому, что было уже всем известно. В Манильской бухте беспорядочное скопление старых канонерских лодок являло собой неподвижную мишень для хорошо вооружённых американских крейсеров, а


Глава первая

Из книги Тайна песчинки автора Курганов Оскар Иеремеевич

Глава первая Придумать себе костюм оказалось не так-то просто. Приглашая Джорджа на маскарад, Эрик Беллис, сосед-учёный, сказал: «Нарядись своим любимым космическим объектом». Но у Джорджа было столько любимых космических объектов — попробуй выбери!Может, одеться


Глава первая

Из книги Сердца и камни автора Курганов Оскар Иеремеевич

Глава первая Рисунки Г. Епишина Белая ночь совсем сбила меня с толку. Я приехал в Таллин, сразу же позвонил Хинту по телефону и в этот момент через стекло будки автомата увидел, что стрелка башенных часов приближается к одиннадцати. Конечно, вечера. Хоть с полным


Глава двадцать первая

Из книги Мост через время автора Чутко Игорь Эммануилович

Глава двадцать первая До сих пор я рассказывал об открытии Хинта. Теперь речь пойдет о борьбе за его будущее.Три года Хинт посвятил теоретическому обоснованию своего открытия. Это была диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук. Он послал


Глава первая

Из книги Как стать гением [Жизненная стратегия творческой личности] автора Альтшуллер Генрих Саулович

Глава первая Художник Н. А. Шеберстов Белая ночь совсем сбила меня с толку. Я приехал в Таллин, сразу же позвонил Лехту по телефону и в этот момент через стекло будки автомата увидел, что стрелка башенных часов приближается к одиннадцати. Конечно, вечера. Хоть с полным


Глава двадцать первая

Из книги автора

Глава двадцать первая До сих пор речь шла об изобретении Лехта. Теперь надо рассказать о борьбе за его признание.Три года Лехт посвятил теоретическому обоснованию своего изобретения. Это была диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук. Он послал


Глава первая

Из книги автора

Глава первая У каждого изобретателя, даже не претендующего на крупные открытия, есть и друзья и недруги. Это кажется естественным. Не все могут сразу понять и оценить новое. Особенно когда речь идет о сложных проблемах техники. Или — науки. Или — новых явлениях природы,


Глава первая

Из книги автора

Глава первая 1 – Ну знал я, хорошо знал этих ваших Гроховского, Урлапова и весь их цирк! Диплом у них делал, распределен уже был к ним – и еле потом ноги оттуда унес…Цирк – здесь надо было понимать как что-то зазорное, непорядочное. Как фокусы за жирный государственный


Глава первая

Из книги автора

Глава первая 1Последнее слово – лететь или все же остеречься – государственная комиссия по традиции и по неоспоримой справедливости оставила за летчиком-испытателем. Летчик Б.Н. Кудрин был знаменитый. К тому же славился как раз тем, на что комиссия в душе возлагала:


Глава первая.

Из книги автора

Глава первая. Выбор цели Наши представления о творческой личности сводятся, как правило, к двум противоположным стереотипам. Первый — стопроцентно удачливый: туманный взгляд в полуночном свете настольной лампы, внезапное озарение, быстрое признание, успех, встречи с


Глава первая

Из книги автора

Глава первая Вопросы к себе Прочитав первые две книги, можно попробовать применить к себе некоторые изложенные в них рекомендации. Чтобы помочь читателю в достижении этой цели, мы предлагаем небольшой практикум по теме. Все изложенные здесь задания можно разделить на 3