Глава 2. Плюс химизация… всей РККА

Глава 2. Плюс химизация… всей РККА

К 1922 г. в наследие от «проклятого царизма» РККА получила около 400 тыс. химических снарядов, в подавляющем большинстве 76-мм. Понятно, что значительная часть их потеряла свое боевое значение.

Советское руководство придавало особое значение химическим боеприпасам. Специально для руководства созданием химбоеприпасов организуется Военно-Химическое управление РККА. Постановлением этого управления от 17 июня 1926 г. было положено в первую очередь начать производство:

1. 76-мм химических снарядов кратковременного действия (нестойких), снаряженных 740 г ОВ. В состав ОВ входит 45 % хлорпикрина, 45 % фосгена и 10 % четыреххлористого олова.

2. 122-мм химических снарядов весом 22,9 кг с взрывателем УГТ, содержащих 373 г тротила, используемого в качестве вышибного заряда.

3. 107-мм химических снарядов весом 16,7 кг, содержащих 1,5–1,7 кг ОВ и 0,35 кг тротила. Взрыватель УГТ.

В 1925–1926 гг. все три типа снарядов проходили полигонные испытания на кошках.

В начале 1930-х годов основным 76-мм химическим снарядом становится осколочно-химический снаряд ОХ-350, созданный на базе дальнобойной стальной осколочно-фугасной гранаты ОФ-350 и имеющий с ней одинаковую баллистику. Чтобы более не возвращаться, скажу, что все советские артиллерийские химические снаряды специально делались так, чтобы ими можно было стрелять по Таблицам стрельбы основных для данного орудия осколочно-фугасных или фугасных снарядов. Так и секретность легче соблюсти, и расчетам удобнее. Вес снаряда ОХ-350?— 625 кг. Снаряжался он «веществом Р-12 или Р-15».

Снаряды ОХ-350 входили в боекомплект практически всех 76-мм пушек: полковых, дивизионных и даже танковых. Например, 76-мм танковая пушка ПС-3 в большую серию так и не пошла, но для нее был специально создан выстрел УОХ-358 со снарядом ОХ-350.

Любопытно, что в 1937 г. в НИИ-24 проходили испытания 76-мм химические снаряды весом 7,0 кг, снаряженные 0,5 кг СОВ.[101] Эти снаряды не взрывались, а малый заряд тротила вышибал только дно снаряда. Были ли они приняты на вооружение, установить не удалось.

Для корпусных 107-мм пушек образца 1910/30 г. в начале 1930-х годов были приняты стальные снаряды дальнобойной формы ОХ-420 (чертежа 2–01216 а и б) весом 17,2 кг и дальностью стрельбы 16,1 км, а также химические снаряды ХС-420 (чертежа 3203) и ХН-420, снаряженные соответственно СОВ и НОВ. Они имели те же вес и баллистику, что и ОХ-420.

Кроме того, по крайней мере до 1945 г. продолжали оставаться на вооружении и старые снаряды недальнобойной формы весом 16,4 кг?— ХС-422 и ХН-422, снаряженные СОВ и НОВ.

Для 122-мм гаубиц были созданы дальнобойные стальные снаряды: осколочно-химический ОХ-462 (чертежа 3844а) и химический Х-462 (чертежа 3900а) весом 21,3 кг.

Для 122-мм пушки образца 1931 г. и образца 1931/39 г. специально был разработан дальнобойный осколочно-химический снаряд ОХ-471 (чертежа 2–028440) весом 25 кг.

В 1937 г. НИИ-24 разрабатывал 122-мм химический гаубичный снаряд чертежа 2–03217 с вышибным дном. Вес сна: ряда 22,83 кг, вес ОВ 1,7 кг.

Любопытно, что 152-мм мортир образца 1931 г. в РККА к, 1 ноября 1936 г. имелось всего 100 штук, но к ним были при?(няты на вооружение химические снаряды Х-521 (чертежа 3920) и осколочно-химический ОХ-521.

К 152-мм гаубице был предназначен осколочно-химический снаряд ОХ-530 (чертежа А-3902в), а также химические снаряды ХН-530 и ХС-530. Кроме того, использовались и старые снаряды недальнобойной формы ХН-533 и ХС-533.

Для 152-мм пушек образца 1910/30 г., образца 1910/34 г, и гаубицы-пушки МЛ-20 применялись осколочно-химические снаряды ОХ-540 (чертежа 1–09268).

Кроме этого создавались и весьма экзотические виды химбоеприпасов. Так, в 1934–1936 гг. Остехбюро и АНИИ РККА вели «работу особой секретности» по теме «Лафет». Так была зашифрована шрапнель с ядовитыми элементами. В декабре 1934 г. 76-мм ядовитая шрапнель была испытана тремя выстрелами из 76-мм полковой пушки образца1927 г. В маленькие 2-граммовые и 4-граммовые пульки был запрессован кристаллик ядовитого вещества. По заключению комиссии стрельбы прошли успешно?— выкрошивания запрессованного вещества из пуль не наблюдалось.

Возникает вопрос: какой смысл делать шрапнель с ядовитыми кристаллами? Во-первых, в «нормальной» советской 76-мм шрапнели Ш-354 было 250 пуль весом по 10,7 г. Если же уменьшить их вес до 4, а то и до 2 г, скорость пуль резко возрастала, следовательно увеличивалась и вероятность поражения живой силы. А главное, даже малейшая царапина от такой шрапнели будет смертельна.

В начале 1930-х годов в СССР были созданы и 45-мм бро-небойно-химические снаряды. Они предназначались для отравления личного состава противника за броней танков и дотов. Вес бронебойно-химического снаряда чертежа № 180 1,43 кг, снаряд содержал 16 г отравляющего вещества, помещенного в камору диаметром 24 мм. Начальная скорость снаряда 760 м/с, то есть сохранялась баллистика выстрела УБР-240 с обычным бронебойным снарядом.

Бронебойно-химические снаряды испытывались с 1934 г, на НИАПе и ЦВХП.[102] В 1937 г. выдан первый валовый заказ.

Дело в том, что пробитие танковой брони 45-мм обычным бронебойным снарядом не всегда приводило к уничтожению танка и экипажа. А вот бронебойно-химический снаряд гарантировал уничтожение экипажа танка.

В советское время химбоеприпасы были включены и в состав боекомплекта боевых кораблей. Особенно их было много в боекомплектах речных флотилий?— Амурской и Днепровской. Следует заметить, что наши противники?— японцы и поляки?— тоже интенсивно готовились к химической войне. Так, в 1939 г. моряки Днепровской флотилии захватили две баржи, набитые химическими 75-мм и 100-мм снарядами, принадлежавшими польской Пинской флотилии (Сх. 77).

Схема 77. Химический снаряд в полете и в момент разрыва

Не обошли химснаряды и советские ВВС. Первый заказ на 3000 новых химических авиабомб АХ-8 (цифра 8 означает вес в килограммах) был выдан уже в 1923 г. Охтинскому заводу, а в следующем году началось серийное производство. Как и в артиллерийских снарядах 1920-х годов, в названиях химических бомб тип ОВ начали зашифровывать, чтобы его не знал даже личный состав, работавший с ним.

В 1926 г. Брянскому и Киевскому арсеналам заказали несколько тысяч небольших 1,8-кг химических бомб. Эти заводы изготавливали корпуса бомб и снаряжали их, если корпуса делали другие заводы.

Кроме того, были заказаны небольшие партии 8-кг, 16-кг и 32-кг химических бомб.

Химические бомбы весом в 8 кг и 32 кг (АХ-8 и АХП-32) требовали и морские летчики. Так, 51-й отдельный авиаотряд Балтийского флота запросил 160 штук АХ-8. Одновременно Черноморский флот запросил 720 авиабомб АХ-8 и 1152 авиабомбы АХП-32.

Сравнительно много химических авиабомб было отправлено весной 1928 г. в Ташкент. Среди них было 275 АХ-8 и несколько десятков 16-кг и 32-кг бомб. Они использовались самолетами Р-1 и Р-3 для борьбы с басмачами с Средней Азии.

Применение химических авиабомб было особенно эффективно в пустыне при высоких температурах. Пример эффективности действия химических авиабомб приведен в книге А. Лапчинского «Техника и тактика воздушного флота» (М.: Госиздат, 1930). Там говорится, что при действии по живой силе «одна 16-кг бомба может заразить 300 м3, а 32-кг?— до 500 м3».

К 1 мая 1931 г. в наличии было 7600 химических 8-килограммовых бомб. До конца года планировалось принять на вооружение 50- и 100-килограммовые химические бомбы дистанционного действия (иприт), курящиеся (арсины) и ударные кратковременного действия (фосген). Имелось также 75 комплектов выливных авиационных приборов ВАП-4, и до конца года планировалось поставить еще 1000 таких комплектов. Для снаряжения химических боеприпасов были оборудованы 2 разливочные станции общей производительностью свыше 5 млн. снарядов и бомб в год.

В 1930-х годах началась поголовная химизация нашей авиации. В середине 1933 г. на заводе № 39 им. Менжинского Наркомтяжпрома создается ЦКБ-39 под руководством Мар-голина, где в предвоенные годы интенсивно разрабатывали оснастку для подвески на боевых самолетах выливных авиаприборов и дымовых аппаратов, а также новые образцы вооружений, состоящих в ведении Химупра ВВС. В первые полтора года существования ЦКБ была начата разработка выливных авиаприборов ВАП-4, ВАП-5 и ВАП-6, дымовых аппаратов ДАП-ДХ-1, ДАП-ДХ-2, ДАП-ДХ-3, ДАП-Д-100 и ДАП-Д-200 для вооружения истребителей И-5, самолетов-разведчиков Р-5 и Р-6, а также гидросамолетов-разведчиков С-62бис, МБР-4 и МДР-4.

Там же были созданы химические авиабомбы ХБ-1 и ХБ-2 для вооружения тяжелых бомбардировщиков ТБ-1 и ТБ-8, а также круглые ампулы АК-1 и АК-2, начиненные ОВ.

В 1937 г. на вооружение была принята химическая авиабомба ХАБ-25 чертежа 3–1686, снаряженная 13,75 кг ОВ. Бомбы ХАБ-25 чертежа 3–1586 серийно изготавливались на заводах «Красный Аксай» и Люберецком механическом (Сх. 78).

Схема 78. Штатная химическая авиабомба ХАБ-25 обр. 1939 г.

До войны большую часть корпусов авиабомб хранили на складах неснаряженными, и поэтому их внутренняя полость была дополнительно покрыта слоем шеллачного лака для предотвращения коррозии. Снаряжали же отравляющими веществами лишь определенное количество бомб, так называемого «первого срока готовности», так как после заполнения бомбы ОВ лак полностью растворялся, и соляная кислота вступала в химическую реакцию с корпусом бомбы. Еще одной причиной невозможности долгого хранения химических авиабомб снаряженными являлось то, что реакция с металлом снижала боевые свойства ОВ, а давление внутри бомбы постоянно возрастало из-за окисления железа. В теплое время года стойкость ОВ сохранялась не более суток, а зимой?— до недели.

Применять ХАБ-25 планировалось окончательно снаряженными только контактными взрывателями, то есть с разрывом на поверхности земли. При этом образовывалась воронка диаметром 1 м и глубиной 0,4 м.

Производство 25-кг химических авиабомб продолжалось до 1941 г., хотя уже в 1939 г. этот калибр был признан малоэффективным.

К 1939 г. в НИИ-6 был разработан способ получения «ядовитых порохов» на основе пироксилина и получены данные по их стойкости. Коэффициент полезного использования ОВ, например для адамсита, составил 64–68 %. То есть появилась возможность объединить химическую и дымовую бомбы в один боеприпас, просто «возгонка» в данном случая оказалась наиболее удачным способом генерации этого боевого ОВ.

Курящиеся бомбы ядовитого дыма КРАБ-25яд предназначались для постановки дымовых завес с целью изнурения живой силы противника и сковывания его маневров на ограниченном участке местности в течение короткого промежутка времени (Сх. 79).

Схема 79. Штатная курящаяся авиабомба ядовитого дыма КРАБ-25яд обр. 1939 г. для применения с горизонтальных бомбодержателей

КРАБ-25яд планировалось применять исключительно для подрыва на местности, поэтому снаряжались они контактными взрывателями. При срабатывании бомбы в течение 5–8 минут интенсивно выгорал боевой заряд. При этом образовывалось ядовитое облако густого дыма ярко-желтого цвета высотой 15–20 м. При грамотной постановке дымзавесы из пяти и более бомб ядовитая волна, не теряя своих поражающих свойств, распространялась на расстояние до б км.

Курящиеся авиабомбы ядовитого дыма КРАБ-25яд чертежа 3–0481 до конца 1939 г. серийно изготавливались на Люберецком механическом заводе, а затем на заводе «Красный Аксай». Снята с производства эта бомба была в середине 1940 г.

В 1937–1939 гг. на вооружение принимаются химические авиабомбы ХАБ-100 и ХАБ-200. ХАБ-100, снаряженная ОВ типа Р-5 и весила 161 кг, из которых 83,5 кг приходилось на Р-5, а ХАБ-200, снаряженная ОВР-Ю, весила 169 кг, из которых 91,9 кг приходилось на ОВ (Сх. 80, 81).

Схема 80. Штатная химическая авиабомба ХАБ-100 Р-5 обр. 1937 г.

Схема 81. Штатная химическая авиабомба ХАБ-200 Р-Ю обр. 1937 г.

В то же время поступили на вооружение и химические бомбы ХАБ-500–300 в вариантах снаряжения ОВ типа Р-5 и Р-Ю. Последняя весила 301 кг и содержала 185 кг вещества Р-Ю (Сх. 82).

Схема 82. Штатная осколочно-химическая авиабомба ХАБ-500 Р-Ю обр. 1941 г.

В середине 1930-х годов была создана и запущена в серийное производство осколочно-химическая бомба ОАХ-8 образца 1934 г. Фактически она представляла собой химический 76-мм снаряд ОХ-350, состоявший на вооружении дивизионных и полковых пушек. К этому снаряду был приделан хвостовик и четырехперый стабилизатор (Сх. 83).

Схема 83. Штатная осколочно-химическая авиабомба ОАХ-8 обр. 1934 г.

Общая длина бомбы без взрывателя около 600 мм. Размах оперения 100 мм. В головную часть бомбы был ввинчен взрыватель АГМ-1.

Осколочно-химические авиабомбы АОХ-10 созданы в 1939 г. в стальных корпусах 76-мм пушечных старых гранат (недальнобойной формы) АО-10–6,5. Они успешно прошли полигонные испытания на ЦВХП КА и были допущены к войсковым, а в 1940 г. были приняты на вооружение ВВС КА (Сх. 84).

Схема 84. Штатная осколочно-химическая авиабомба ОАХ-10 обр. 1937 г.

Осколочно-химические авиабомбы АОХ-15 образца 1938 г. были созданы в корпусах 107-мм штатных осколочных старых снарядов (недальнобойной формы). Их длина без взрывателя составляла 610 мм, диаметр корпуса 107 мм, размах оперения 125 мм. Бомбы содержали 1,15 кг ОВ, общий вес бомбы с взрывателем 14,1–14,6 кг. В качестве взрывателей использовались AM-А, АВ-4 и АГМ-1.

Бомбы АОХ-15 серийно производились на Боткинском машиностроительном заводе по 500 тыс. штук в год.

АОХ-15 предназначалась для поражения живой силы противника, бронетехники и ее экипажей комбинированным действием осколков и ОВ. Бомбардировка этими бомбами мотомеханизированных частей на марше считалась даже предпочтительней, чем бомбардировка пехоты в местах сосредоточения. Отравляющее вещество, попадая в боевое отделение бронетехники через амбразуры и пробоины от осколков, должно было выводить из строя ничего не подозревавший и чувствовавший себя в безопасности под прикрытием брони экипаж.

Применять АОХ-15 планировалось как с горизонтальных бомбодержателей, так и из сбрасываемых ротативно-рассеивающих кассет (в этом случае бомбы не оснащались подвесными бугелями). При разрыве бомбы на открытой местности ее корпус дробился в среднем на 800 убойных осколков, разлетавшихся со скоростью 757 м/с (Сх. 85).

Схема 85. Штатная осколочно-химическая авиабомба ОАХ-15 обр. 1938 г.

а?— для применения с горизонтальных бомбодержателей;

б?— для применения из кассет

Химические ампулы?— это разновидность бомбового вооружение. В ВВС РККА они появились именно в связи с разработкой химического оружия. В 1933–1934 гг. корпуса круглых ампул АК-1 и АК-2 изготавливались из стекла. Эти бомбы не требовали взрывателей, поскольку сами разбивались при ударе о преграду, а также не были подвержены окислению и имели очень низкую себестоимость. Отравляющим веществом их заполняли заранее. Но большим недостатком стеклянных ампул была их хрупкость, поэтому они требовали очень осторожного обращения.

Ампулы представляли собой сферические емкости: АК-1 диаметром 120–125 мм, а АК-2?— диаметром 255–260 мм.

Они имели небольшую горловину типа короткого бутылочного горлышка. После заправки ОВ емкости герметично закрывались пробками и заливались сургучом.

Наименование этих боеприпасов совершенно не соответствовало их калибру в килограммах, но с небольшим округлением в меньшую сторону оно примерно означало их объем в литрах.

В 1939 г. на НИП АВ ВВС КА проходил полигонные испытания «объект 177», разработанный работником этого полигона военинженером 1-го ранга Онисько. Боеприпас представлял собой ампулу сферической формы, но с корпусом, изготовленным из жести. В 1941 г. подобные ампулы диаметром 125 мм получили наименование АЖ-2, а 260-мм?— АЖ-4, и приняты они были в основном для снаряжения самовоспламеняющейся жидкости КС, хотя разрабатывали жестяные ампулы в основном для снаряжения жидкими боевыми ОВ. Поскольку корпуса ампул АЖ были намного тоньше, чем у авиабомб ХАБ, особое внимание испытатели уделяли химической стойкости тонкого металла.

Итак, к 1941 г. наш воздушный флот мог нанести эффективный удар химическими боеприпасами. Видимо, это сыграло не последнюю роль в том, что немцы так и не применили химическое оружие на Восточном фронте в 1941–1945 гг.

В заключение стоит сказать, что именно разработка химического оружия стала основной причиной созданий классических минометов и реактивных снарядов («катюш») в СССР.

За редким исключением минометы Первой мировой войны были окопным оружием и не годились для маневренной войны. Германские минометы с нарезными стволами имели удовлетворительную меткость, но были слишком дороги. Мины же, выпушенные из гладкоствольных минометов, имели огромное рассеивание, а то и вообще летели, кувыркаясь.

Лишь в 1924 г. французскому инженеру Брандту удалось впервые получить образец «правильно летящего оперенного снаряда»?— прообраз современной мины.

К 1927 г. фирма Брандта наладила производство первых в мире 81-мм минометов, созданных по схеме мнимого треугольника. Кинематическая схема мнимого треугольника?— три шарнира и два звена. Третье звено?— мнимое. Этим звеном является грунт, на который устанавливается миномет. По этой схеме изготавливалось большинство минометов сопровождения. В конструктивном оформлении она выглядит следующим образом: ствол шарнирно связан с двуногой, опирающейся в грунт, и плитой, также опирающейся в грунт. Двунога и плита друг с другом не связаны.

Минометы Брандта имели гладкий ствол и стреляли оперенными минами. Схема воспламенения заряда была разработана английским инженером Стоксом. Воспламенение и горение основного метательного заряда по этой схеме происходит в замкнутом объеме (в трубке стабилизатора мины) при давлении 900–1500 кг/см2. Пороховые газы прорывают оболочку гильзы и прорываются в пространство за миной. Само же воспламенение происходит путем самонакалывания мины, опущенной в ствол на жало ударника на дне канала.

В течение буквально пары лет 81-мм минометы Стокса-Брандта распространились почти по всему миру. Наше же Артуправление РККА не сумело или не смогло закупить их во Франции. Но вот в октябре 1929 г. на КВЖД начался советско-китайский вооруженный конфликт. В ходе боев части Красной Армии захватили несколько десятков китайских 81-мм минометом Стокса-Брандта и сотни мин к ним. В ноябре-декабре 1929 г. трофейные минометы были отправлены в Москву и Ленинград для изучения.

Естественно, что китайские минометы первым делом попали в группу «Д» (несколько минометчиков под руководством Н. А. Доровлева), которая к тому времени монополизировала проектирование минометов в СССР. При первом же знакомстве с ними Доровлев оценил гениальную простоту изделия. Не раздумывая, он отказался от глухой схемы, хотя работы по таким системам еще велись некоторое время по инерции. В течение нескольких месяцев группа «Д» разработала по схеме мнимого треугольника (а точнее, скопировала китайский миномет) систему из трех минометов калибра 82, 107 и 120 мм.

Руководство Артуправления РККА в первой половине 1930-х годов рассматривало минометы в основном как средство доставки химбоеприпасов. Это отразилось и в названиях первых принятых на вооружение отечественных минометов, созданных по схеме мнимого треугольника?— МХ-107 образца 1931 г. и др. (MX?— миномет химический). Вес миномета МХ-107 составлял около 110 кг. Скорострельность до 20 выстрелов в минуту.

Стрельба из миномета ХМ-107 велась минами с восемью перьями. Вес мин от 6,5 кг до 7,2 кг. Мины снаряжались веществами СОВ, НОВ и фосфором. Ипритная мина заражала площадь 80–100 кв. м, а мина с НОВ создавала дымовое облако площадью около 80 кв. м с концентрацией отравляющего вещества не менее 3 мг/литр в момент взрыва. Фосфорная мина создавала дымовое облако шириной 10 м и длиной по ветру около 100 м.

На испытаниях миномета ХМ-107 были получены следующие результаты: при стрельбе миной весом 6,5 кг полным зарядом (160 г) револьверного пороха под углом 45° и начальной скорости мины 210 м/с дальность составила 3252 м.

Было отмечено большое рассеивание?— 1/50 по дальности.

Уже в 1937 г. на заводе № 67 и ряде других заводов было налажено серийное производство 107-мм стальных химических мин, содержавших 1,55 кг ОВ и 0,13 кг тротила, и 120-мм стальных химических мин, содержавших 4,3 кг НОВ и 0,3 кг тротила. Мины в основном снаряжались иприт-люизитной смесью.

Любопытно, что в 1940 г., когда 160-мм минометы еще находились в стадии разработки, для них были созданы две мины. Одна содержала 5,15 кг НОВ и 0,78 кг тротила, а другая?— 6,3 кг СОВ и 0,7 кг тротила.

То же самое случилось и с неуправляемыми ракетами Красной Армии. Их первоначально проектировали под химические снаряды. Замечу, что 132-мм реактивный химический снаряд РСХ-132 был принят на вооружение еще в 1938 г., а сама установка «Катюша» на шасси автомобиля ЗИС-6?— только летом 1941 г.

Кстати, аналогичная картина имела место и в других странах. Так, знаменитый германский реактивный шестиствольный миномет 15-см Nb.W.41 был создан в 1937–1940 гг. как, средство доставки химических мин. Его назвали Nb, то есть Nebelwerfег, — установка для пуска дымовых снарядов, дабы обмануть вражескую разведку. И лишь в 1941 г. у него, как и у нашей «Катюши» (М-13), основным типом боеприпасы стал фугасный снаряд.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Плюс химия

Из книги Удивительная механика автора Гулиа Нурбей Владимирович

Плюс химия Теперь мне стало ясно, почему на автомобили устанавливают обычные электроаккумуляторы, а не конденсаторы или сверхпроводящие магниты.Действительно, автомобильные аккумуляторы могут месяцами хранить энергию, причем в достаточно большом количестве. Я сам


ПОД ПАРУСАМИ ВСЕЙ ПЛАНЕТЫ

Из книги Парусники мира автора Скрягин Лев Николаевич

ПОД ПАРУСАМИ ВСЕЙ ПЛАНЕТЫ Было бы непростительной ошибкой утверждать, что парус отжил свой век. Конечно, ныне уже не строят больших военных и транспортных судов с парусной оснасткой, однако человек не отказывается вовсе от дара природы – ветра.Откроем «Международный


Глава 2

Из книги Что нас ждет, когда закончится нефть, изменится климат, и разразятся другие катастрофы автора Кунстлер Джеймс Говард


Глава 3

Из книги История Авиации 2000 04 автора Автор неизвестен


Глава 4

Из книги АвтоНАШЕСТВИЕ на СССР. Трофейные и лендлизовские автомобили автора Соколов Михаил Владимирович


Глава 5

Из книги История Авиации 2000 06 автора Автор неизвестен


Глава 6

Из книги Баллистическая теория Ритца и картина мироздания автора Семиков Сергей Александрович


Глава 7

Из книги Обитаемые космические станции автора Бубнов Игорь Николаевич


Чехословацкий тренер для ВВС РККА

Из книги Мотопарадоксы ВОВ автора Ксенофонтов Иван

Чехословацкий тренер для ВВС РККА канд.техн. наук Владимир КотельниковВо второй половине 30-х советская военная авиация уже полностью была оснащена отечественной техникой. Не все .машины были сконструированы в СССР, но уж построены на наших заводах – точно. Иностранные


«Опели» в РККА

Из книги Беседы об АСУ автора Португал Виктор Михайлович

«Опели» в РККА Уже к концу 1941 года в Красной Армии имелось достаточное количество трофейных «трехтонок» «Опель-Блиц 3,6–36S», захваченных у врага и отремонтированных силами армейских автомастерских, авторемзаводов различного подчинения и автозаводов Наркомата среднего


АВТОМАТИКА ИЛИ ЧЕЛОВЕК ПЛЮС АВТОМАТИКА?

Из книги автора

АВТОМАТИКА ИЛИ ЧЕЛОВЕК ПЛЮС АВТОМАТИКА? Вероятно, теперь никто не сомневается в том, что человек должен был проникнуть в космос, окинуть взором нашу Землю с высоты орбитального полета и привезти нам свои непосредственные впечатления. Думается, нет сомневающихся и в том,


БОЕВОЙ КОНЬ РККА

Из книги автора

БОЕВОЙ КОНЬ РККА Никем не скрывалось, что мотоцикл М-72, принятый на вооружение перед самым началом войны, был «подсмотрен» у врага. Чем же он был хорош? Оппозитное (противоположное друг-другу) расположение цилиндров обеспечивало хорошее охлаждение потоком встречного


…Плюс информация

Из книги автора

…Плюс информация — Столько говорится о планировании, что создается впечатление, будто, кроме него, в АСУ ничего нет. — Есть и другие составляющие формулы АСУ, но все они нацелены на одно — на управление процессом выполнения производственной программы


Спасибо вам, ребята, от всей задницы Полноприводный Audi RS 4 Avant 4.2 FSI

Из книги автора

Спасибо вам, ребята, от всей задницы Полноприводный Audi RS 4 Avant 4.2 FSI С точки зрения человека, тестирующего автомобили, положительная сторона машин Audi RS состоит в том, что никогда не знаешь, что внутри. Некоторые из них почти так же хороши, как их конкуренты от BMW.