Глава 2. На той единственной Гражданской…

Глава 2. На той единственной Гражданской…

История Гражданской войны еще не написана. Нельзя же всерьез воспринимать труды советской «интеллигенции», увидевшей в Гражданской войне только зверства белых. А ныне те же авторы начали столь же живописно описывать зверства красных. На самом же деле Гражданская война представляла собой явление фантастическое, невиданное в мировой истории и противоречащее всем законам тактики и стратегии. В Первой мировой войне командира, приказавшего пехоте атаковать крепость с неподавленной артиллерией и пулеметами, отдали бы под суд или заключили в психбольницу. А красная пехота в 1919 г. взяла неприступные башенные батареи Красной Горки, а в марте 1921 г. — Кронштадтские форты. На Южном фронте полк красных мог сдаться в полном составе белым и в том же виде (без расформирования) быть включенным в Добровольческую армию. На Восточном фронте в психическую атаку на красных ходила дивизия воткинских рабочих с красными знаменами и под звуки «Интернационала».

Тяжелая артиллерия, решавшая исход сражений в Первой мировой войне, в Гражданской войне практически не участвовала. Основными орудиями Красной и Белой армий были 3-дюймовые и горные пушки, сравнительно редко применялись 122-мм и 152-мм гаубицы и 107-мм пушки образца 1910 г. (Сх. 48).

Схема 48. Бронеплощадка красного бронепоезда со 107-мм (42-лин.) пушкой обр. 1910 г. и четырьмя пулеметами Максима. Бронеплощадка изготовлена на Брянском заводе, а?— вид сбоку; б?— вид сверху

Зато в Гражданской войне как никогда в истории человечества была велика роль речных флотилий и особенно бронепоездов. Только они имели мощную дальнобойную артиллерию калибра от 100 мм до 203 мм и обладали высокой мобильностью.

Судите сами?— единственный раз за всю войну красные попытались использовать французские 120-мм пушки образца 1878 г. на каховском плацдарме в августе 1920 г. От железнодорожной станции до позиции дивизион в составе пяти пушек прошел 100 км за 30 часов. Причем в советских учебниках по артиллерии этот переход считали сверхскоростным. Бронепоезд мог легко достичь скорости 45–50 км/час, а за сутки пройти до 500 км.

Всего за Гражданскую войну красными были оборудованы 102 бронеплощадки, из которых было сформировано 68 бронепоездов. Белыми было сформировано около 100 бронепоездов. Точное число бронеплощадок, оборудованных белыми, сейчас установить невозможно, поскольку десятки их многократно переходили из рук в руки, например, от петлюровцев к красным, от красных к белым, а затем вновь к красным (Сх. 49).

Схема 49. Бронеплощадка легкого бронепоезда № 89 «Имени Троцкого»

На октябрь 1920 г. Красная Армия располагала 103 бронепоездами, из которых значительная часть были трофейными.

Белые и красные бронепоезда имели много общего. Они делились на легкие бронепоезда, вооруженные 76-мм орудиями, и тяжелые с орудиями калибра 100–203 мм.

В качестве бронепаровозов у белых и красных в основном использовались товарные паровозы типа «О» разных серий (Сх. 50, 51).

Схема 50. Бронепаровоз бронепоезда № 36 «Товарищ Ленин»

Схема 51. Бронепаровоз путиловского бронепоезда № 6 «Имени тов. Ленина»

Впереди бронепоезда обычно двигались одна-две железнодорожные платформы с ремонтно-строительными материалами?— рельсами, шпалами и др. В Красной Армии такие платформы назывались «контрольными», а в белой?— «предохранительными», так как они предохраняли бронеплощадки от столкновений и подрыва на мине.

Рубка командира бронепоезда обычно находилась на тендере бронепаровоза. В этом случае паровоз двигался тендером вперед. (Сх. 52)

Схема 52. Бронепаровоз бронепоезда № 60 «Имени Карла Либкнехта»

В составе вооружения бронепоездов обеих сторон были практически все типы современных морских и сухопутных систем России, а также десятки типов орудий стран Антанты, закупленных до революции Россией или доставленных туда в ходе интервенции.

Чаще всего на тяжелых бронепоездах красных и белых устанавливались 152/45-мм (6/45-дюймовые) пушки Кане. Такие пушки с 1892 г. состояли на вооружении русского флота и с 1895 г. — на вооружении армии, точнее, береговых батарей. 6-дюймовые пушки Кане могли стрелять фугасными, бронебойными, химическими и осветительными снарядами. Фугасный снаряд образца 1915 г. имел вес 41,5 кг, содержал 6,8 кг тротила и при начальной скорости 792 м/с имел дальность 14,6 км при угле возвышения 20° (Сх. 53).

Схема 53. 152/45-мм пушка Кане на железнодорожной установке Севастопольского морского завода. Такие установки входили в состав тяжелых бронепоездов Добровольческой армии

Принципиальным различием корабельных и береговых орудий был способ заряжания: у первых?— унитарное, у вторых?— раздельно-гильзовое. Снаряды их были взаимозаменяемыми. На бронепоездах устанавливалось не менее четырех типов станков 6/45-дюймовых пушек с углом возвышения от 15° до 25° (чаще всего 20°). 6/45-дюймовые пушки на бронепоездах устанавливались в башнеобразных щитах, с обычными щитами и вообще без щитов. 6/45-дюймовые пушки устанавливались на обычных четырехосных вагонах.

Стрельба обычно производилась при остановке бронепоезда. При этом бронеплощадка с 6-дюймовым орудием расцеплялась с остальными бронеплощадками и отводилась на 20–25 м, чтобы две бронеплощадки не были поражены одним снарядом. При переходе в боевое положение откидывались боковые кронштейны с настилом, по которому могла передвигаться прислуга. Подача и досылка производилась вручную. В отдельных случаях ставились боковые упоры и деревянные опоры под раму бронеплощадки. Но чаще всего круговой обстрел 6-дюймовых орудий обеспечивался без всяких приспособлений.

203-мм пушки длиной в 45 и 50 калибров были установлены на нескольких красных бронепоездах. Обе стороны ставили на тяжелые бронепоезда 120/45-мм, 120/50-мм и 102/60-мм корабельные орудия. Эти орудия отличались хорошей баллистикой, но их снаряды имели очень слабое фугасное действие. У 102/60-мм пушки при весе фугасного снаряда образца 1915 г. 17,5 кг вес ВВ составлял 2,1 кг, дальность стрельбы?— 16 км при угле 30° и 12 км при угле 20°.

Ряд деникинских и колчаковских бронепоездов были вооружены 127-мм английскими осадными пушками. Снаряд этой пушки весом 27,2 кг содержал 2,8 кг тротила, дальность стрельбы 9,5 км. Прислуга бронепоездов не любила эти пушки из-за частых осечек и неудовлетворительной работы противооткатных устройств.

Тяжелые бронепоезда предпочитали вести огонь с закрытых позиций. На железных дорогах России имелось множество «выемок», то есть углублений, где мог укрыться бронепоезд. Вдоль железных дорог во многих местах были насажаны деревья и кусты, облегчавшие маскировку бронепоезда. При стрельбе с закрытых позиций управление огнем велось с наблюдательного пункта вне бронепоезда. Так, у белых обычно такой пункт располагался на расстоянии 2 км от бронепоезда и соединялся с ним телефонной линией. На наблюдательном пункте находились командир бронепоезда, офицер-наблюдатель, телефонисты и три человека охраны.

Красные в ряде случаев для корректировки огня тяжелых бронепоездов применяли змейковые аэростаты: немецкие, системы «Парсеваль» и французские?— «Како». Аэростаты обычно устанавливались на специальной платформе и поднимались за 5–10 км от линии фронта. Максимальная высота подъема «Парсеваля» составляла 1000 м, «Како»?— 1300 м, минимальная рабочая высота?— 400–500 м. В зависимости от метеорологических условий и оптических приборов с аэростата местность просматривалась в радиусе 50–60 км.

В марте 1919 г. на Южном фронте в районе Дебальцево; бронепоезд «Черноморец» один из первых использовал в своей работе аэростат. «Черноморец» был вооружен двумя 102/60-мм орудиями с углом возвышения +30°. «Черноморец» стрелял залпами и без пристрелки. Белые объясняли это наличием на «Черноморце» корабельного оптического дальномера.

На легких бронепоездах чаще всего устанавливались 3-дюймовые пушки образца 1902 г. На самых примитивных бронепоездах они оставались на колесных лафетах, далее шли примитивные деревянные установки, наконец, самыми эффективными были тумбовые установки (Сх. 54, 55).

Схема 54. Бронеплощадка легкого бронепоезда № 98 «Советская Россия»

Схема 55. Бронеплощадка легкого бронепоезда № 27 «Буря»

Из тумбовых установок у красных наиболее совершенными были установки Брянского завода, которые проектировались под руководством К. К. Сиркена. Лафет 3-дюймовой полевой пушки образца 1902 г. с люлькой, осью и подъемным механизмом обрезался в хоботовой части и своей осью помещался в гнездах вертлюга и вращался вместе с верхней частью тумбы. Вертлюг состоял из двух станин, основания и упора для оправы. Он девятью болтами крепился к верхней вращающейся части тумбы. Центр гнезда вертлюга смещен в сторону от оси вращения тумбы на 650 мм. (Сх. 56, 57).

Схема 56. 76-мм пушка обр. 1902 г. на железнодорожной тумбовой установке Брянского завода

Схема 57. 76-мм пушка обр. 1902 г. на железнодорожной тумбовой установке Сормовского завода

Оригинальность решения в том, что в качестве крайне дорогостоящего и сложного в технологии шарового погона использовались два железнодорожных колеса, между которыми помещалось колесо с 16 роликами. Установка обеспечивала круговой обстрел. Угол вертикального наведения составлял -5°, +32°.

Аналогичная система из двух железнодорожных колес использовалась и в качестве шарового погона лафета 107-мм (42-линейной) пушки образца 1910 г.

Довольно часто на вооружении белых и красных бронепоездов состояли 105-мм пушки, причем в большинстве случаев я даже не знаю конкретно, о чем идет речь. То ли это описка не слишком грамотных в артиллерии красных и белых командиров,[59] и нужно читать «107-мм». То ли речь идет о 105-мм японских полевых пушках образца 1905 г., поставляемых в Россию в 1915–1917 гг., то ли о 105-мм германских пушках, поднятых в 1915 г. с затонувшего германского крейсера «Магдебург».

На легких бронепоездах сравнительно широко использовались 152-мм полевые гаубицы образца 1909 г. и 1910 г., 122-мм гаубицы образца 1909 г. и 1910 г., а также 76-мм (3-дюймовые) пушки образца 1909 г.

57-мм пушки Норденфельда, как береговые, так и капонирные, использовались редко.

Сравнительно часто использовались 75/50-мм корабельные пушки Кане, как на обычных станках с максимальным углом возвышения 20°, так и зенитные установки, переделанные из станков Меллера с углом возвышения до 70° (а в отдельных случаях и до 75°). На бронепоездах, формировавшихся в Петрограде, иногда ставились на легких бронеплощадках 76-мм зенитные пушки образца 1914/15 г. системы Лендера производства Путиловского завода. Ряд красных бронепоездов в 1918–1919 гг. был снабжен тумбовыми установками с зенитными автоматами: 37-мм системы Максима производства Обуховского завода и 40-мм системы Виккерса английского производства.

У красных бронепоезда сводились в дивизионы по три в каждом. В Добровольческой армии такая же структура дивизиона была принята в начале 1919 г. В дивизионе был один тяжелый и два легких бронепоезда. Однако в боях дивизион в полном составе использовался крайне редко. Чаще всего один тяжелый бронепоезд воевал в паре с легким. Первым, естественно, шел легкий, а на расстоянии 1–4 версты?— тяжелый. Иногда тяжелые бронепоезда действовали и в одиночку, и часто не по назначению. Были случаи, когда тяжелые бронепоезда сходились с бронепоездом противника на дистанцию нескольких саженей, врывались на станции, занятые врагом, и творили многое другое, возможное лишь на Гражданской войне.

Система связи на бронепоездах делилась на внутреннюю и внешнюю. Внутренняя связь в бронепоезде осуществлялась по рупору, телефону и специальной сигнализацией.

Рупорная связь представляла собой систему рупорных рукавов, которые проходили от рубки командира бронепоезда до наблюдательных постов на бронеплощадках, а также до командиров орудий. Отдельный рупорный рукав связывал командира с будкой машиниста. Рупорная система использовалась для передачи коротких команд: «Вперед», «Назад», «Стой», «Левее», «Огонь», «Прицел», «Взводом» и др. На концах рупорных рукавов имелись раструбы, у которых дежурили телефонисты или запасные номера. Команда по рупору повторялась дважды.

Телефонная связь состояла из двухпроводной линии и телефонных аппаратов. Для проводки использовался бронированный кабель.

Специальная сигнализация осуществлялась электрическими звонками и условленным сигнальным устройством.

Внешняя связь бронепоезда осуществлялась при помощи радио, семафора, телеграфа, телефона, сигнальных фонарей, посыльных, голубей, собак и т. д. Семафорная связь состояла из обусловленных видимых знаков. Телефонная связь осуществлялась постоянно со всеми телефонизированными точками?— передовым наблюдательным пунктом, центральной станцией и др. Связь гудком паровоза осуществлялась за 5–10 км от линии фронта по установленному коду, чаще всего азбукой Морзе. Специальная связь при помощи флагов, фонарей, посыльных, цепи передатчиков и др. подробно излагалась в соответствующих уставах. В редких случаях для связи использовались почтовые голуби и специально обученные собаки.

Как правило, бронепоезд сопровождал обычный товарно-пассажирский поезд, называемый базой. В состав базы входили товарные вагоны (вагоны?— снарядные погреба, вагоны-мастерские, вагон-цейхгауз, вагоны-конюшни и др.), а также пассажирские классные вагоны (штабной вагон, вагон-канцелярия, вагон-клуб, вагон-кухня, вагон-лазарет и т. д.).

Поезда-базы обеспечивали большую автономность бронепоездам. В случае повреждения бронепаровоза к бронепоезду сзади подходил небронированный паровоз из поезда-базы и выводил бронепоезд из боя.

Кстати об автономности. В Гражданскую войну в топки паровозов бросали все, что могло гореть. Любопытный случай описывает известный писатель Всеволод Вишневский, служивший в свое время на бронепоезде № 56 «Коммунар».

«Во время преследования отступающих частей Добровольческой армии осенью 1919 г., „Коммунар“ двигался на юг, к Донбассу. Во время перехода неожиданно зашипел паровоз, ход уменьшился. Что такое? Машинист кричит:

— Угля нет!

Остановились. Злоба такая разбирает, что и ругаться не хочется. Сами виноваты?— не досмотрели. Летит мимо 11-я кавалерийская дивизия. Тоже к Дебальцево торопится.

— Что, моряки, встали?

А что им ответить? Работает мозг напряженно: что же делать? Кладбище невдалеке. Есть! Выход найден!

— Выходи все на погрузку!

— Какую погрузку, что грузить-то? Грязь с дороги?

— Дурья голова! Кладбище видишь? Кресты вывернем и в топку!

— Верно!

Затрещали кладбищенские кресты. Подъехали буденновцы?— смотрят.

— Ну и дьяволы-матросы!

Некогда нам разговаривать. Горячка. Скинули бушлаты. Налегке работаем.

— А ну, помогай кавалерия!

Спешились. Вместе работаем. По полю цепь поставили?— кресты на броневик передают. Запылал огонь в топке. Пар. поднят. Тендер набили крестами. Пригодились и мертвые. Их кресты службу живым служат?— помогут приблизить светлое будущее…».[60]

Первыми бронепоезда в Гражданской войне применили красные. Уже зимой 1917/18 г. красные бронепоезда действовали против атамана Каледина.

В руководстве Красной Армии уже в феврале 1918 г. было создано управление («совет») «Центробронь», ведавшее всеми бронеавтомобилями республики. С апреля 1918 г. «Центробронь» стала ведать и бронепоездами. К 1 июля 1918 г. «Центробронь» сформировал и передал Красной Армии 12 бронепоездов. До 15 июня 1918 г. «Центробронь» непосредственно подчинялся Наркомвоену Л. Д. Троцкому, а затем руководству Главного военно-инженерного управления.

На «Центроборонь» было возложено решение организационно-технических задач, связанных с постройкой и восстановлением броневой техники на заводах, формированием автобро-неотрядов и бронепоездов, обеспечением действующих броневых частей пополнением и снабжением их военно-техническим имуществом. Кроме того, совет осуществлял подготовку кадров командного состава, контроль за правильным боевым применением броневых частей в действующей армии и сбор броневого имущества и ремонтных средств, оставшихся от старой армии.

30 августа 1918 г. «Центробронь» реорганизован в Центральное броневое управление (ЦБУ).

Рассказ о красных бронепоездах я начну с самых тяжелых бронепоездов, в состав которых входили орудия особой мощности.

Работы по железнодорожным установкам начались еще до революции. Применение железнодорожных установок на за. падном фронте и потери нескольких тяжелых полустационарных систем 254/45-мм береговых пушек и 305-мм гаубиц образца 1915 г. заставили ГАУ рассмотреть вопрос создания железнодорожных установок. ГАУ из Франции получило документацию и чертежи 240-мм французских железнодорожных установок. Особых проблем с тяжелыми железнодорожными транспортерами не было, так как в России к тому времени имелись тяжелые железнодорожные транспортеры для перевозки тяжелых морских орудий, броневых плит и подводных лодок. Как ни странно?— возникла проблема с пушками. Военное ведомство располагало двумя сотнями 254/45-мм береговых орудий, но применить их не рискнуло, так как эти орудия не имели отката по оси орудия, а откатывались вместе со станком, в результате чего резко возросла нагрузка на оси железнодорожных тележек.

В конце концов, для создания двух железнодорожных установок были использованы две 254/45-мм береговые пушки без цапф с откатом по оси канала, изготовленные в середине 1890-х годов для броненосца «Ростислав», но снятых с корабля из-за неудачной конструкции станка. Для переоборудования в артиллерийские транспортеры у Ижорского завода было реквизировано два тяжелых (50-футовых) транспортера, служащих ранее для перевозки тяжелых грузов.

25 апреля 1917 г. был заключен контракт с пертроградским Металлическим заводом. Первая установка была готова к 14 июля, вторая?— к 16 августа 1917 г.

В конце июля первая установка успешно прошла испытания. Для разгрузки транспортера при стрельбе к рельсам домкратами прижимались два упора, а для предотвращения скольжения к рельсам крепились особые захваты (тормоза), но, несмотря на это, установка сдвигалась на 724 мм.

Установка могла стрелять только вдоль пути с максимальным отклонением на 2° от ее оси. Максимальный угол возвышения составлял 35°.

Приводы наведения, подача боеприпасов и все остальные операции выполнялись только вручную.

Результаты испытаний были признаны удовлетворительными, и в последних числах июля транспортер ушел в действующую армию.

Кроме транспортера в составе были: вагон 2-го класса для офицеров, вагон 3-го класса для техников и унтер-офицеров, теплушка для нижних чинов и два вагона для боеприпасов.

Вскоре к первой присоединилась и вторая установка. Из них сформировали «Отельную Морскую тяжелую батарею-поезд».

26 августа 1917 г. Металлический завод предложил ГАУ проект установки 305-мм гаубицы Обуховского завода на железнодорожный транспортер. Предварительные работы по этой установке были прерваны в конце 1917 г. в связи с ситуацией в стране.

Летом 1917 г. на Металлическом заводе в Петрограде были изготовлены две 203/50-мм железнодорожные установки на базе тяжелых четырехосных платформ с изогнутой главной балкой. Из них сформировали 2-ю отдельную Морскую тяжелую батарею. Обе батареи отправили на фронт под Двинск, но непосредственного участия в боях принять они не успели. Первое боевое крещение обе батареи получили в феврале 1918 г. в боях с немцами под Псковом.

В июне 1919 г. красный бронепоезд № 51, в составе которого были две бронеплощадки с 203-мм пушками, участвовал в подавлении мятежа в форту Красная Горка, входившему в состав Кронштадтской крепости.

В сентябре 1919 г. бронепоезд № 51 участвовал в отражении наступления войск Северо-Западной армии генерала Н. Н. Юденича на Петроград, прикрывая отход советских войск под Ямбургом. Во время этих боев артиллеристам бронепоезда удалось подбить прямой наводкой паровоз противника, пущенный на таран. 10-дюймовая батарея приняла участие в боях с частями генерала Врангеля под Мелитополем у станции Бурчацк. После ликвидации Врангелевского фронта батарея вернулась в Петроград. В марте 1921 г. она приняла участие в подавлении Кронштадтского мятежа, после чего 10-дюймовые и 8-дюймовые батареи были подчинены командованию Петроградского военного округа и базировались на станции Луга. В 1923 г. их перебросили в Гатчину, затем они базировались в Петрограде недалеко от Волкова кладбища, В 1925–1926 гг. батареи базировались в Детском Селе (Царском Селе), а затем на станции Воздухоплавательная.

В конце 1929 г. 8 и 10-дюймовые железнодорожные артиллерийские батареи перевели со станции Воздухоплавательная на завод «Большевик» (бывший Обуховский Сталелитейный завод) для смены орудий и модернизации. Со всех транспортеров сняли орудия, причем 10-дюймовые пушки отправили на переплавку. Вместо 10-дюймовых установили снятые 8-дюймовые орудия, а на высвободившиеся транспортеры поставили 130/55-мм морские пушки. Пулеметные броневагоны бывшей 8-дюймовой батареи переделали в вагоны-погреба.

Таким образом, одна из переоборудованных батарей стала 8-дюймовой (Батарея № 1), а другая?— 130/55-мм (Батарея № 3). Обе батареи имели двухорудийный состав. Модернизация 203/50-мм батареи № 1 была закончена весной 1930 г., а 130/50-мм батарея № 3 вступили в строй в октябре 1931 г. В декабре 1931 г. батареи № 1 и № 3 были отправлены на Дальний Восток.

Подробный рассказ о действиях белых и красных бронепоездов в годы Гражданской войны неизбежно выльется в многотомный труд. Я же попробую рассказать о наиболее интересных бронепоездах, сражавшихся на юге России и на Кавказе.

Первые бронепоезда Добровольческой армии были составлены из бронепоездов и бронеплощадок трофейных красных бронепоездов.

Первым тяжелым бронепоездом Добровольческой армии можно считать бронепоезд «Батарея дальнего боя», в который входили две бронеплощадки с 6/45-дюймовыми пушками Кане на каждой. Бронепоезд был сформирован в августе 1918 г., его первым командиром был полковник Скопин. В феврале 1919 г. Скопина сменил полковник Карпинский. К тому времени бронепоезд был переименован в «Единую Россию» и состоял из бронеплощадки с одной 6/45-дюймовой пушкой, бронеплощадки с одной 102/60-мм пушкой и пулеметной бронеплощадки. Вначале 1919 г. бронепоезд «Единая Россия» активно действовал в Донецком бассейне. 28 февраля 1919 г. у станции Баронская «Единая Россия» спас 1-й батальон Марковского полка и отогнал два красных бронепоезда, а затем перенес огонь на красную пехоту, заставив ее отступить.

К началу июля 1919 г. в Добровольческой армии было: 3 бронепоезда 1-го дивизиона в районе Царицына; 2 бронепоезда на Северном Кавказе и 16 бронепоездов на остальных фронтах.

Среди бронепоездов 1-го дивизиона был бронепоезд «Единая Россия», который вел бои в районе Царицына, причем не только с бронепоездами и пехотой, но и с двумя речными флотилиями красных. Барон Врангель, взяв Царицын, перерезал Волгу, оставив центр без Каспийской нефти, а Астраханских большевиков?— без продовольствия и подкреплений. Сверху на Астрахань двинулись десятки кораблей Волжской флотилии, а снизу?— корабли Астраханско-Каспийской флотилии. Корабли обеих флотилий были вооружены морскими дальнобойными орудиями, которые легко могли вдребезги разнести Царицын, вытянутый на много километров вдоль Волги. Лишь меткий огонь тяжелых бронепоездов Добровольческой армии смог заставить отойти обе флотилии.

Бой 7 августа 1919 г. у села Пески под Царицыном мог войти в учебники истории как первый случай удачного взаимодействия бронепоездов и танков. Тяжелый бронепоезд «Единая Россия» вместе с легким бронепоездом подавил батареи красных и перенес огонь на пехоту. В атаку пошли белые танки. Красная пехота бросилась врассыпную. Доблестные «добровольцы» встали во весь рост из окопов и бросились…бежать в противоположную сторону. Танки малость погонялись за красными, но, оставшись без пехоты, повернули назад. Чего только не было на «той единственной Гражданской»!

12 ноября 1919 г. «Единая Россия» ушел из под Царицына на ремонт в Донбасс на станцию Енакиевка. 10 декабря «Единая Россия» ушел из Енакиевки в Новороссийск, где продолжил ремонт на заводе «Судосталь». Там он и был брошен командой 12 марта 1920 г. Команда эвакуирована в Севастополь.

После взятия 3 августа 1918 г. Добровольческой армией Екатеринодара (с 1920 г. Краснодар) отступающей к Новороссийску Красной Армией был взорван мост через Кубань, и бронепоезда белых не могли принять участие в преследовании противника. Таким образом, из бронеплощадок, оставленных красными на левом берегу Кубани, 7 августа было начато срочное формирование нового легкого бронепоезда, получившего впоследствии название «Офицер». Первоначально он состоял из одной открытой платформы с 3-дюймовой пушкой образца 1900 г. и двух пулеметных бронеплощадок. Командиром был назначен капитан Харьковцев.

Через два дня, 9 августа, в первом своем бою у станции Абинская бронепоезд отбил для себя еще одну закрытую площадку с малокалиберными орудиями, куда и была перенесена 3-дюймовая пушка с открытой платформы.

Еще через два дня бронепоездом на станции Тоннельная был уничтожен при переезде в Новороссийск эшелон со штабом красных, а еще через два дня он первым вошел в Новороссийск, где было захвачено еще два красных бронепоезда.

Имя «Офицер» бронепоезду было присвоено 16 августа 1918 г. (по другим данным в ноябре 1918 г.).

В конце августа?— начале сентября бронепоезд принял участие в штурме Армавира со стороны станции Кавказской. В бою у станции Гулькевичи на поврежденном пути сошла с рельс пулеметная площадка. Однако «Офицеру» и тут повезло. Удалось с боем отойти на 2 версты, волоча площадку по шпалам, а затем поставить ее на рельсы.

После взятия Армавира 3–4 сентября «Офицер» продолжил бои на направлении Армавир?— Невинномысская вместе с «Морским» бронепоездом. 8 сентября в бою у села Успенское был тяжело ранен капитан Харьковцев. Командование бронепоездом принял поручик Хмелевский.

10 сентября взамен погибшего «1-го Бронированного поезда» «Офицер» перешел на более важное в то время направление Армавир?— Туапсе, где вместе с «Морским» бронепоездом сдерживал наступление Таманской армии. После оставления белыми Армавира 13 сентября «Офицер» ушел на ветку Кавказская?— Армавир, где действовал до 17 сентября. Затем бронепоезд был отправлен в Новороссийск для ремонта.

Из ремонта «Офицер» вышел в конце октября 1918 г. в составе двух пулеметных бронеплощадок и десантного вагона. Его командиром был назначен полковник Ионии. Бронепоезд был направлен на ветку Ставрополь?— Кавказская, где принял участие в боях за Ставрополь на этом направлении.

В феврале 1919 г. бронепоезд «Офицер» участвовал в боях на правом фланге Добровольческого корпуса, в районе узловой станции Дебальцево. 3 февраля утром станция Баронская на линии Дебальцево?— Луганск была занята красными. В 9 часов утра, в густом тумане, бронепоезд «Офицер» двинулся в наступление на станцию. Справа и слева от железнодорожного полотна совместно с бронепоездом наступала рота Корниловского полка.

Под частым ружейным, пулеметным и артиллерийским огнем противника бронепоезд «Офицер» вошел на станцию Баронская и сблизился там на дистанцию 85 м с бронепоездом красных. Во время короткого боя советский бронепоезд получил несколько попаданий и отошел. Бронепоезд «Офицер» оставался на станции Баронская до вечера и вел оттуда перестрелку с бронепоездами противника.

После этого «Офицер» несколько дней участвовал в боях в центре Добровольческого корпуса. На станцию Дебальцево он возвратился 9 февраля.

14 февраля бронепоезд «Офицер» по приказанию командира Корниловского полка был вызван на позицию к станции Вергилеевка, на линии Дебальцево?— Попасная. Красные перешли в наступление и вытеснили передовые части белых со станции Вергилеевка. Из-за взорванных путей «Офицер» не мог продвинуться дальше входных стрелок этой станции, но отогнал красных и начал перестрелку с их бронепоездами. Через некоторое время снарядом красного бронепоезда был пробит водяной бак на паровозе «Офицера», и бронепоезд был вынужден отойти на станцию Дебальцево для ремонта.

В этом бою со стороны красных действовал бронепоезд «Черноморец», вооруженный корабельными орудиями: двумя 102/60-мм и двумя 75/50-мм пушками. Команда его состояла из матросов Черноморского флота. Стрельба с «Черноморца» велась залпами, без пристрелки, по-видимому, с применением дальномера.

Наследующий день, 15 февраля, бронепоезд «Офицер» снова вступил в бой с бронепоездом красных, находясь на открытой позиции у станции Вергилеевка, к северу от станции Дебальцево. Красный бронепоезд стоял на повороте пути, что позволяло ему стрелять одновременно из трех морских орудий. На «Офицере» был убит осколком снаряда, попавшим в голову, поручик Олейников, который корректировал стрельбу.

21 февраля бронепоезд «Офицер» около станции Вергилеевка вел продолжительную перестрелку с двумя красными бронепоездами. К вечеру части белых, сначала потесненные, заняли свои первоначальные позиции. Находившийся на наблюдательном пункте командующий бронепоездом «Офицер» полковник Лебедев был ранен. Во временное командование бронепоездом вступил капитан Муромцев.

24 февраля снова начался упорный бой у станции Вергилеевка. Бронепоезд «Офицер» участвовал в отражении нескольких фронтальных атак красных. Затем обходящие цепи красных внезапно появились на левом фланге белых. Бронепоезд «Офицер» переменил позицию и огнем своих двух орудий заставил обходящие части красных отступить, несмотря на поддержку их со стороны красного бронепоезда. После этого красные были вынуждены оставить станцию Вергилеевка, и к вечеру положение белых войск было восстановлено. Прибывший на этот участок генерал Май-Маевский поблагодарил команду бронепоезда «Офицер» и лично наградил Георгиевскими крестами машинистов Анисимова и Растегаева, находившихся в этот день на паровозе.

Во время боя бронепоезд «Офицер» получил 2 попадания снарядами 42-линейной пушки красных, которая стреляла во фланг. На усиление боевой части бронепоезда была придана еще одна бронеплощадка с 75-мм орудием.

Наступление красных на правый фланг Добровольческого корпуса становилось все более упорным. 27 февраля утром бронепоезд «Офицер» вступил в бой с бронепоездом красных, который снова занял станцию Вергилеевка. Под сосредоточенным огнем двух орудий бронепоезда «Офицер» красный бронепоезд был вынужден несколько раз отходить за линию бугров. С бронепоезда «Офицер» было зафиксировано одно удачное попадание в паровоз красного бронепоезда.

Около полудня «Офицер» двинулся в наступление впереди цепей белой пехоты. Сильным шрапнельным огнем бронепоезд рассеял цепь красных, которые отошли в беспорядке за станцию Вергилеевка. Но уже к вечеру из-за глубокого обхода красных белые части отступили к югу, к станции Боржиковка. В этот же день на фронт к станции Вергилеевка был вызван и бронепоезд «Генерал Алексеев» с задачей поддерживать Корниловский полк.

23 февраля бой у станции Вергилеевка продолжался. Бронепоезд «Офицер» стал на закрытую позицию у входных стрелок этой станции и вел оттуда перестрелку с красным бронепоездом. Около 2 часов дня батарея красных начала сильно обстреливать бронепоезд «Офицер». Гаубичный снаряд попал в тендер паровоза, и бронепоезд был вынужден отойти на станцию Дебальцево.

Любопытно, что одним из противников бронепоезда «Офицер» был красный бронепоезд № 3 «Власть Советам», построенный в январе 1919 г. Особо интересного в его конструкции ничего не было. Но командиром его была 23-летняя девица Людмила Георгиевна Мокиевская-Зубок. Родилась «бронепоезд-девица» (чем хуже «кавалерист-девицы»?) в 1896 г. в семье революционера-народника. В 1917 г. вступила в партию большевиков и отправилась устанавливать советскую власть на Украину. В январе 1918 г. она становится комиссаром бронепоезда «3-й Брянский», а в феврале назначается его командиром. В июле 1918 г. Мокиевская участвовала в подавлении мятежа в Ярославле. А в августе принимает командование новым бронепоездом № 3 «Власть Советам», в ноябре одновременно исполняет и обязанности комиссара на своем бронепоезде. Факт довольно редкий, видимо, Мокиевская пользовалась большим доверием большевиков и авторитетом среди команды бронепоезда.

По разным данным, 25 или 27 февраля 1919 г. (ст. стиль) в бою у станции Дебальцово 3-дюймовый снаряд с бронепоезда «Офицер» попал в броневую рубку бронепоезда № 3. Так погибла единственная в Гражданской войне, а то и в мировой истории женщина?— командир бронепоезда.

Людмила Мокиевская была торжественно похоронена в г. Купянске. А ее бронепоезд отремонтирован в Краматорске и вновь вступил в бой. 1 июня 1919 г. название «Власть Советам» заменили на № 3 «Центробронь». Бронепоезд принимал участие в обороне Харькова, в составе 10-й армии дрался под Царицыном. В жестоких сражениях понес значительные потери в личном составе и неоднократно выводился из строя огнем артиллерии. В 1919 г. трижды?— в марте, июле и декабре?— проходил восстановительный ремонт в Нижнем Новгороде, Луганске и Саратове. В 1920 г., находясь в подчинении Терской группы войск Кавказского фронта, участвовал в операциях по ликвидации белых банд, после чего был введен в состав Бухарской группы Туркестанского фронта и с 12 декабря 1921 г. переименован в № 3 «Буденный».

Не знаю почему, но советские историки и писатели, в течение 70 лет восхвалявшие героев Гражданской войны, обошли вниманием эту «бронепоезд-девицу». А с другой стороны, имя ее не замалчивалось. Так, в энциклопедии «Гражданская война и военная интервенция в СССР» ей уделено несколько строк.

30 марта 1919 г. на рассвете бронепоезд «Офицер» прибыл на станцию Волынцево в составе бронеплощадки с 75-мм орудием, пулеметной площадки и бронепаровоза. Боевой частью командовал в этот день штабс-капитан Разумов-Петропавловский.

Около полудня было получено донесение, что со стороны станции Хацепетовка показался красный бронепоезд. Разумов-Петропавловский немедленно двинул бронепоезд ему навстречу. Пройдя линию расположения белых, «Офицер» вошел в выемку. По выходе из нее был обнаружен бронепоезд красных, стоявший на дистанции около 1 версты впереди на открытой позиции под углом в 45°. Бронепоезд «Офицер» остановился и первым открыл огонь. Уже вторым снарядом был разбит цилиндр паровоза красных, а следующие четыре попадания в паровоз лишили возможности красный бронепоезд двигаться.

Но тут открыли огонь четыре орудия красного бронепоезда. Однако головное орудие произвело лишь один выстрел, после чего его команда разбежалась. Второе орудие было разбито попаданием снаряда с «Офицера». Площадка воспламенилась, произошел взрыв, расчет этого орудия погиб в пламени. После этого остававшиеся еще на красном бронепоезде бойцы стали выскакивать из горящего состава. Бронепоезд «Офицер» расстреливал их пулеметным и картечным огнем. Лишь с четвертой бронеплощадки красного бронепоезда было сделано еще два выстрела. Но новым попаданием снаряда с «Офицера» и это орудие было выведено из строя. Под сильным огнем пехоты и артиллерии красных бронепоезд «Офицер» медленно подошел к горевшему бронепоезду противника, на котором продолжали взрываться снаряды, взял его на фаркоп и вывез из расположения красных. На станции Волынцево пожар на захваченном бронепоезде потушили, и «Офицер» вновь вышел на позицию к цепям белых войск.

В этом бою на бронепоезде «Офицер» потерь не было. При стрельбе по красному бронепоезду израсходовано 30 снарядов, из них 21 дали попадания. Захваченный бронепоезд красных назывался «2-й Сибирский броневой поезд» и лишь за несколько дней до этого был переброшен в Донбасс с Царицынского фронта. Он состоял из четырех бронеплощадок, вооруженных четырьмя 3-дюймовыми пушками образца 1902 г. Головное и заднее орудия имели небольшой угол горизонтального наведения. Два орудия средних бронеплощадок свободно вращались на металлических дисках (вагонных колесах) и имели круговой обстрел. На вооружении советского бронепоезда было также 18 пулеметов, из которых 6 белые захватили в полной исправности. Снарядов было взято около 500. Паровоз был защищен сплошной броней, накладываемой сверху. На красном бронепоезде имелось электрическое освещение, водопровод для постоянной циркуляции воды в кожухах пулеметов и рупорная система передачи приказаний.

22 апреля 1919 г. новый трофейный бронепоезд был введен в строй под названием «Слава Офицеру».

В лихом 1919 году бронепоезда по несколько раз меняли своих хозяев. В мае 1919 г. в Северной Таврии бронепоезд «Роза Люксембург», оснащенный двумя 122-мм гаубицами, в тумане встретился в бронепоездом повстанцев атамана Григорьева. Поезда сошлись на 66–70 м. Первый же 122-мм снаряд красного бронепоезда поразил григорьевский бронепаровоз. Бандиты кинулись врассыпную. А бронепоезд «Роза Люксембург» прицепил к передней площадке трофейный бронепоезд и задним ходом пошел к станции Водопой.

В начале июня 1919 г. бронепоезд «Роза Люксембург» был направлен в Крым. 12 июня в районе поселка Коктебель крейсер «Кагул» высадил отряд генерала Слащева. Другой отряд белых наступал со стороны Евпатории. В районе Мелитополя бронепоезд «Роза Люксембург» был окружен. По советским данным, сняв пушки и пулеметы, забрав боеприпасы и все необходимое имущество, красноармейцы взорвали состав бронепоезда. Выйдя из окружения, команда «Розы Люксембург» в июле 1919 г. в числе оставшихся 47 человек была направлена на бронепоезд «Память Иванова», названный в честь черноморского моряка?— командира бронепоезда № 8 Григория Иванова, в середине 1919 г. геройски погибшего в одном из боев за Украину и похороненного в Джанкое.

Бронепоезд «Память Иванова» был построен рабочими Севастопольского морского ремонтного завода. Вооружение его составляли: одна 120/45-мм пушка, одна 102-мм пушка, одна 57-мм пушка и 17 станковых пулеметов.

Видимо, был еще один бронепоезд «Роза Люксембург», который захватили белые еще 21 февраля 1919 г. у станции Константиновна. 2 марта две его бронеплощадки были прицеплены к бронепоезду «Офицер».

В ночь с 7 на 8 (с 19 на 20) сентября бронепоезд «Офицер» под командованием полковника Лебедева в паре с бронепоездом «Единая Россия» двинулся к железнодорожной станции Курск. Ночью, починив железнодорожное полотно, они ворвались на станцию со стрельбой из орудий и пулеметов. Среди красных поднялась паника, команда их бронепоезда «Кронштадт» бежала, оставив матчасть в исправном состоянии. В состав легкого бронепоезда «Кронштадт» входили бронепа-ровоз и две бронеплощадки с четырьмя 76-мм пушками образца 1902 г. и 16 пулеметами. Белые бронепоезда без потерь с этим ценным трофеем отошли назад. Красные стали покидать город. Ускорил их отступление подход с востока дивизиона Черноморского конного полка.

Взятие Орла было временем наибольшего успеха армии Деникина и одновременно переломом в ходе Гражданской войны. Затем «Офицер» вместе со всей армией с боями постепенно отходил на Кубань.

До 27 февраля 1920 г. бронепоезд «Офицер» находился в Екатеринодаре для охраны Ставки и поезда главнокомандующего. 28 февраля он ушел вместе со Ставкой в Новороссийск, где и был брошен при эвакуации. Команда была перевезена морем в Крым. В марте команда бронепоезда состояла из 48 офицеров и 67 солдат.

Позже другой бронепоезд, названный «Офицер», был сформирован в Крыму на базе бронепоезда «Слава Кубани».

Очень большие проблемы возникают и с названиями бронепоездов. Так, в марте 1919 г. бронепоезда «Вперед за Родину» и «Орел» вместе с белыми частями были прижаты к г. Мариуполь. Команды обоих бронепоездов были приняты на пароход «Олимпиада» со снятыми с бронеплощадок орудиями и пулеметами. С «Вперед за Родину» сняли даже две бронебашни. Бронеплощадки «Орла» были сброшены в море. Пароход доставил команду бронепоезда «Вперед за Родину» в Ейск, а команду «Орла»?— в Новороссийск. Там и были сформированы два новых бронепоезда, получившие те же названия?— «Вперед за Родину» и «Орел».

В начале 1920 г. новый бронепоезд «Вперед за Родину» вновь находился на участке Армавир?— Туапсе, ведя боевые действия с группировкой так называемых «зеленых». По прибытии бронепоезда «Генерал Корнилов», «Вперед за Родину» был отправлен на станцию Крымская, однако в момент его прибытия в Армавир 26 февраля станцию Кавказская заняли красные. Таким образом, путь на Крымскую был перерезан, и бронепоезд остался на Туапсинке.

С 4 марта 1920 г. бронепоезд «Вперед за Родину» во главе колонны бронепоездов участвовал в успешном прорыве Добровольческой армией обороны «зеленых», разбирая завалы в туннелях. В составе той же колонны шли также бронепоезда «Степной», «Генерал Корнилов», «Генерал Дроздовский», «Атаманец» и «3-я Батарея морской тяжелой артиллерии».

К 10 марта колонна бронепоездов прибыла в Туапсе. В дальнейшем Туапсинская группа бронепоездов, куда вошел также и «Вперед за Родину», обороняла Туапсе от наступающих из Армавира красных.

Последний бой «Вперед за Родину» принял 24 марта 1920 г. на Туапсинке у станции Гойтх. После этого с бронепоезда были сняты 2 орудия и башни с бронеплощадок и погружены на пароход, куда перешла и часть команды бронепоезда. Оставшаяся часть состава еще 25 марта обороняла Туапсе, после чего площадки бронепоезда «Вперед за Родину», как и площадки остальных бронепоездов, были сброшены в море. Личный состав бронепоезда после эвакуации в Крым вошел в команду бронепоезда «Севастополец».

В начале июля 1919 г. части Добровольческой армии предприняли наступление на Полтаву. Наступление велось вдоль двух железнодорожных линий: Харьков?— Полтава и Лозовая?— Полтава. В наступлении со стороны Харькова приняли участие легкие бронепоезда «Слава Офицеру», «Орел», «Генерал Дроздовский» и тяжелый бронепоезд «Иоанн Калита». Состоявший под командой капитана Харьковцева бронепоезд «Слава Офицеру» отправился на фронт, на Полтавское направление, 3 июля.

В ночь с 6 на 7 июля началась подготовка к внезапному нападению на занятую красными станцию Коломак, примерно в 80 верстах к западу от Харькова. С наступлением темноты приступили к починке взорванного пути по направлению к неприятелю. По мере починки пути бронепоезд «Слава Офицеру» медленно продвигался к расположению красных. Командир бронепоезда капитан Харьковцев шел пешком впереди в сопровождении одного офицера и разведчиков, которые осматривали кусты. В полной тишине прошли первую будку, где никого не было. Не доходя до второй будки, пришлось залечь, так как сзади стали слышны гулкие удары молота, а со стороны близкой деревни лаяли собаки. Командир бронепоезда приказал окружить будку, выставил охранение и сам вошел в будку. Путевой сторож дал нужные сведения о состоянии железнодорожного пути до станции Коломак. Во время разговора выяснилось, что в той местности не хватает хлеба.

На рассвете 7 июля бронепоезд «Слава Офицеру» прошел вторую будку и в полной тишине продолжал двигаться вперед. Когда стало совсем светло, бронепоезд миновал слободку с мельницей и подошел к полю ржи. Внезапно в этой ржи была открыта по бронепоезду ружейная стрельба залпами. Бронепоезд отвечал пулеметным огнем, но во ржи противника не было видно. Тогда поручик Белавенец вышел из бронепоезда с пулеметным взводом. Пулеметы быстро установили около полотна на сваленном вагоне и на деревянных щитах. После этого пулеметный огонь белых стал более результативным, и красные поспешно отошли. Пулеметный взвод вернулся на бронепоезд «Слава Офицеру», который снова медленно двинулся вперед.

Вскоре был замечен идущий навстречу красный бронепоезд «Товарищ Егоров». Бронепоезд «Слава Офицеру» открыл частый огонь из своих трех орудий по бронепоезду и появившейся пехоте и артиллерии противника. Красные стали отходить к станции Коломак, и несколько эшелонов ушло с нее в сторону следующей станции Искровка.

Поскольку остальные бронепоезда не подошли, «Слава Офицеру» отошел в расположение белых частей на станцию Водяная. Там были отцеплены две бронеплощадки с заклинившими орудиями. В результате в новый бой «Слава Офицеру» пошел с одной орудийной и одной пулеметной бронеплощадками. Навстречу ему двинулся бронепоезд «Товарищ Егоров».

Огнем с белого бронепоезда «Товарищ Егоров» был подбит, двинулся назад и столкнулся со своим вспомогательным поездом. Часть команды бронепоезда «Слава Офицеру» выскочила из своих боевых площадок и атаковала боевой состав противника. После короткой схватки красные обратились в бегство. Командир красного бронепоезда был убит наповал выстрелом из револьвера. Бронепоезд «Слава Офицеру» подошел к боевому составу красного бронепоезда «Товарищ Егоров» и при громком «ура» команды взял его на фаркоп.

На следующий день, 8 июля, бронепоезд «Слава Офицеру» вместе с трофейным бронепоездом был торжественно встречен в Харькове.

Наиболее интересны, на мой взгляд, действия тяжелых бронепоездов белых.

Начну с бронепоезда «Князь Пожарский», который был сформирован в Новороссийске в феврале 1919 г. Первым командиром стал капитан 1-го ранга Потемкин. В составе бронепоезда было четыре бронеплощадки: одна с б/45-дюймовой пушкой, две со 102/60-мм пушками и одна пулеметная. Любопытно, что основным источником пополнения запасов 102-мм снарядов служил боекомплект затопленных в 1918 г. в Новороссийске эсминцев. На фронт бронепоезд прибыл 15 марта 1919 г.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 11. Суд

Из книги Чернобыль. Как это было автора Дятлов Анатолий Степанович

Глава 11. Суд Суд как суд. Обычный советский. Всё было предрешено заранее. После двух заседаний в июне 1986 г. МВТС под председательством академика А. П. Александрова, где доминировали работники Министерства среднего машиностроения — авторы проекта реактора, была объявлена


Глава 3

Из книги Что нас ждет, когда закончится нефть, изменится климат, и разразятся другие катастрофы автора Кунстлер Джеймс Говард


Глава 4

Из книги Четыре жизни академика Берга автора Радунская Ирина Львовна


Глава 5

Из книги Авиация 2000 04 автора Автор неизвестен


Глава 3

Из книги Современные односпусковые механизмы двуствольных дробовых ружей автора Вальнёв Виктор

Глава 3 У ПОРОГА МЕЧТЫМОРСКОЙ КОРПУСКем быть? Александровский кадетский корпус давал хорошую подготовку, более глубокую, чем это требовалось для военной службы, и многие выпускники шли в университет, в высшие технические школы, на гражданскую службу.Александровский


Глава 4

Из книги автора

Глава 4 ГРОЗОВАЯ ВЕСНАТАЛИСМАНВ день окончания Морского корпуса и производства Акселя в корабельные гардемарины Елизавета Камилловна передала ему наследственную реликвию: описание вошедшего в историю героического перехода русских войск через замерзший Кваркен. Если


Глава 5

Из книги автора

Глава 5 СРАЖЕНИЕС ДЕВИАЦИЕЙСИМПТОМЫ УВЛЕЧЕНИЯВ тревожной жизни Берга появляется нечто новое. Он увлекается научной работой. Это почти невероятно — война, бои, сложные обязанности, ответственность. Ему, младшему штурману, как и второму штурману Франковскому и их


Глава 1

Из книги автора

Глава 1 ВОЗВРАЩЕНИЕВЫ ВЕРИТЕ?!Чудеса случаются во все времена. После томительных трех лет подозрений и недоверия — реабилитация.Наступила тяжелая, странная пора. Тысяча дней прокатились через жизнь Берга, и каждый день разрывал его душу и сердце. Волны раздирающих мозг


Глава 2

Из книги автора

Глава 2 НА ПЕРЕДОВОЙПЕРЕЛОМ1943 год начинался в новых условиях. Потери немцев под Сталинградом: 175 тысяч убитых и 137 тысяч пленных, 23 дивизии в окружении — эти цифры потрясли весь мир. Громадный успех менял всю обстановку на фронтах. Оживились даже союзники. Италия


Глава 3

Из книги автора

Глава 3 СЛОЖНЫЙФАРВАТЕРС МЕРТВОЙ ТОЧКИКак будет развиваться дальше эта необычная и обыденная история? История, так похожая на те, что разыгрываются вокруг нас и с нами в повседневной и всегда такой неповторимой жизни.События в личной жизни Берга назревали.В наркомате


Глава 4

Из книги автора

Глава 4 КОНЕЦ!9 МАЯЕще один год позади. Встреча нового, 1945 года в стране прошла спокойно. Наши войска уже дрались близ Будапешта, и каждый день ожидалось сообщение о его взятии. Союзники, увы, не очень старались, и немцы их изрядно поколачивали. Но теперь развязка близилась,


Глава 3

Из книги автора

Глава 3 БЕЛЫЙ ФЕРЗЬ ПОКИНУЛ СТОЯНКУПЕРВАЯ ДУЭЛЬПостепенно пришло время, когда сообщения об успехах советских кибернетических машин перестали восприниматься как нездоровая сенсация. Они сделались вестниками будней. Но удивлять людей ЭВМ продолжали — у них в запасе было


Глава 4

Из книги автора

Глава 4 ВСТРЕЧА НА ВЕРШИНЕРОЗЫ И РЫБАЧитаешь «Проблемные записки», и бросается в глаза органическое переплетение многочисленных научных направлений, тесное содружество разных секций. Секция бионики, например, изучает живые организмы с целью перенесения в технику


Глава 5

Из книги автора

Глава 5 САМЫЙ СЧАСТЛИВЫЙ ДЕНЬПРАВЫ ЛИ ЙОГИ!Мальчишка, чтобы сделать снежную бабу, скатал в ладонях маленький комок снега, бросил его на землю, покатил, и комочек стал расти, наслаиваясь новыми снежными пластами. Катить его труднее и труднее… Мальчишка вытирает варежкой


Трофейные немецкие самолёты в советской гражданской авиации

Из книги автора

Трофейные немецкие самолёты в советской гражданской авиации Виктор КотельниковПеред началом Второй мировой войны советская гражданская авиация практически полностью была оснащена техникой отечественного производства. Исключениями являлись горсточка американских


Глава 1

Из книги автора

Глава 1 КЛАССИФИКАЦИЯ И ОСОБЕННОСТИ Более ста лет назад (илл. 1), в 1887 году в Москве на русском языке вышла книга В.В. Гринера «Ружьё». Есть там упоминание и о ружьях с односпусковым механизмом. В то далёкое время автор уже пишет, что, по его мнению, ружьё будущего будет